Николай II с будущим Патриархом Тихоном в дни празднования 300-летия Дома Романовых. 1913 г.
Архиепископ Тихон (Белавин), 1915 г. Вильно.
После службы в Иверской часовне. Среди народа - митрополит Московский  Тихон.
http://www.rus-sky.com/nasledie/Moscow/St_Tikh/St_Tikh1.htm
Архиепископ Евлогий (Георгиевский)
Делегаты от Новгородской епархии во главе с митр. Арсением (Стадницким).
Архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий)
1917. Июнь, июль, август
20 июня
   Постановление
Врем. Правительства об объединении всех учебных заведений, включая церковные школы (около 37.000) в ведомстве Мин. народного просвещения (до этого они входили в ведомство Св. Синода). Протесты против этого постановления всех церковных кругов, включая левые.       Церк. Вед. 1917. № 28, стр. 191

    А.В. Карташев об этом постановлении:
«…В эту гармонию церковного мнения и программы Временного Правительства врывались и диссонансы. Так в июне 1917 г. Временное Правительство передало в ведение министерства народного просвещения все школы, содержимые на государственные средства, в том числе и школы церк.- приходские. Это было встречено и в либеральных церковных кругах всеобщим неодобрением и огорчением. Даже новый Синод хлопотал о сохранении церк.- приходских школ или по крайней мере их зданий в ведении Церкви. Но Правительство в этом вопросе не могло поступить иначе. Это был один из вопросов, безвозвратно решенных русским общественным мнением. Школы эти созданы были не в чисто церковных, а в политических целях, и не Церковью, а государством и не на церковные, а на государственные ассигнования. Правда, со временем и духовенство, неохотно встретившее это правительственное начинание, постепенно начало привязываться к нему и затрачивать на школы часть церковных средств. Но светское вне-конфессиональное правительство не могло впредь ассигновать очень крупных сумм на эти школы, предоставляя Церкви свободу создавать заново свои чисто церковные, без политических целей. Правительство в этом вопросе не уступило и несколько позднее, когда явилась к нему делегация самого открывшегося в августе собора, квалифицируя весь этот вопрос, как чисто политический и только по недоразумению воспринимаемый духовенством, как вопрос будто бы религиозный».              
Карташев 1. Стр.19.

 
19-20 июня
    Выборы
митрополита Московского.
    Изложение и комментарий
А.Э. Левитина:
  «Застой и кладбищенская тишина царили в русской церкви в дореволюционные  времена
(оставим эту оценку на совести автора - Л.Р.).  Февраль пробудил от  векового сна русскую церковь и после первых месяцев растерянности она переживает совершенно новые, никогда раньше не виданные радостные события.

     По всей Руси веет крылатая весть: скоро будет Собор, который исцелит язвы   церкви, даст ей новое каноническое устройство, откроет новые перспективы для ее деятельности. Летом 1917 года происходят выборы епископов
явление невиданное на  Руси (если не считать Новгородскую республику). В июне 1917 года такие выборы  увидела древняя Москва. В первые же дни революции был уволен на покой митрополит Московский Макарий (человек праведной жизни, но крайний консерватор)…

   19 июня собрался в Кремле Епархиальный съезд, члены которого были избраны на  приходских собраниях. 20 июня на кремлевской площади, перед соборами, была поставлена урна, в которую члены Епархиального съезда опускали избирательные  бюллетени. После окончания голосования урна была внесена в алтарь Успенского  собора, и (после проверки бюллетеней) архиепископ Ярославский Агафангел вышел на  амвон, чтобы объявить имя нового первосвятителя церкви московской. Несколько тысяч человек, затаив дыхание, напрягли слух, ожидая с нетерпением, кто будет избран…

     Впервые за 1000 лет истории русской церкви одним из главных кандидатов в  митрополиты был выдвинут мирянин А.Д. Самарин. В 90-е годы он приобретает  известность свой резкой полемикой с  В.С. Соловьевым, которая ведется им со строго  православных позиций. Репутация строго православного деятеля обеспечивает ему  влиятельное положение в московском земстве и назначение в 1913 году на пост обер-прокурора Святейшего Правительствующего Синода. На этом посту А.Д. Самарин проявляет необыкновенную стойкость и принципиальность…

  Ореолу борца против распутинщины был обязан А.Д. Самарин столь необычным выдвижением своей кандидатуры на московскую митрополичью кафедру. В принципе   выдвижение мирянина в епископы вполне возможно, если кандидат соответствует каноническим требованиям, что и было в данном случае (Самарин не был женат).  Однако подобный факт не имел прецедентов за последние тысячу сто лет.

  Он получил очень большое количество голосов: из 800 членов съезда за Самарина  голосовало 303 человека, за архиепископа Виленского и Литовского Тихона
481  человек, остальные 16 голосов распределились между архиепископами Платоном,  Антонием, Арсением и епископом Андреем».
     
Московский церковный голос. 1917. 5 июля, №17-18.  Статья «Избрание первосвятителя церкви московской», в изложении А.Э.Левитина.

23 июня
    Поставление Св. Синодом на Московскую кафедру арх. Литовского
Тихона, "избранного свободным голосованием клира и мирян Московской епархии".                 Церк. Вед. 1917. № 28, стр.11

Июнь
    Манифест Центральной Рады о
«самостийности» Украины.
     Комментарий
В.В. Зеньковского:
     «В Петрограде мало считались с этими волнениями, не придавали им большого  значения, видя во всем этом естественную реакцию» подпольных течений, впервые получивших свободу. Маниловщина, определявшая различные шаги Временного Правительства, присуща была и всем мероприятиям Временного Правительства в  отношении Украины. В качестве "знатоков" были посланы в Киев Керенский,  Терещенко и, если не ошибаюсь, Некрасов, которые от имени Врем. Правительства  заключили своеобразный конкордат с Центральной Радой, признав за ней право ответственного руководства жизнью Украины и лишь ограничив это руководство  местными делами (просвещения, земства и т.д.). Однако в эту же пору началось формирование украинских военных единиц и С.В. Петлюра сохранил звание военного  министра (атамана), которое получил еще в первые дни Центральной Рады».             
  Зеньковский.  Стр.18-19.

3 июля
     Выход из Временного Правительства министров-кадетов в связи с решением социалистов о признании
автономии Украины (узурпация социалистами права Учредительного Собрания на решение основных вопросов государственного устройства России Л.Р.).                     Речь. 1917, 4(17) июля

3-5  июля
   Первая попытка вооруженного переворота,  предпринятая 
большевиками.  
   Рассказ
митр. Евлогия:
     «Наша работа 
(Предсоборного Совета Л.Р.) протекала  в тревожной, накаленной  атмосфере.
    Было начало июля…  Идешь, бывало, пешком из обер-прокурорского дома  на Литейной к себе на Кабинетную
несутся грузовики с вооруженными рабочими… Страшные, озверелые лица… Стараешься  пройти стороной, понезаметней. Революционное настроение в городе все сгущалось и наконец разразилось вооруженным выступлением большевиков. Наступали кровавые дни 3 - 5 июля.
    Помню, 3  июля, не успели мы прийти на заседание,
раздался пулеметный треск:  тра-та-та… тра-та-та…  Смотрим в окно толпы  народу…  Рабочие, работницы,  красные флаги… Крик, шум, нестройное пение "Интернационала"… По тротуарам  бегут испуганные прохожие, мчатся грузовики с вооруженными до зубов людьми… Доносятся ружейные выстрелы…
     Члены нашего собрания нервничают, кричат Председателю архиепископу Сергию: "Закройте! Закройте заседание!.. "Но он спокойно возражает: "Почему нам не работать? То, что происходит, дело улицы. Нас это не касается". Даже прибывшие с Васильевского острова архиереи, с большим трудом добравшиеся до Литейной,  своими бледными, расстроенными лицами не поколебали хладнокровия нашего  Председателя. Так под треск пулеметов и выстрелы мы в тот день и занимались».         
  Евлогий. Стр.269.

7  июля
    Донесение  членов 
Киевского  Церковно-епархиального совета обер-прокурору В.Львову о том, что сложились нездоровые отношения между новыми церковными органами и митрополитом Владимиром. Согласно докладу Центральной рады, митрополит Владимир отказывается признавать этот или какие-либо другие новые церковные органы, "травит комиссара от духовенства священника Ф. И. Поспеловского" и заявляет, что никаких новшеств и новых органов он не пустит до созыва московского Собора и принятия там соответствующих решений.
                      
Поспеловский. Стр.46.

10 Июля

      Публикация Предсоборным Советом
правил выборов на предстоящий Собор:
       «На всеобщем приходском собрании выбираются выборщики на  благочиннический съезд: участвуют в выборах "на равных правах лица обоего пола  православного исповедания". Выборщиками является весь причт прихода по  должности и миряне мужского пола не моложе 25 лет, выбранные в количестве, в два  раза превышающем численность причта данного прихода. Благочинническое собрание  избирает закрытым голосованием выборщиков на епархиальное избирательное собрание в количестве двух клириков (один должен быть в сане пресвитера) и трех мирян. Епархиальное собрание избирает закрытым голосованием пять членов Собора: двух клириков (один обязательно священник, второй может быть викарным епископом, диаконом, псаломщиком или тоже священником) и трех  мирян. Епархиальные архиереи отправляются на Собор по должности».                        
Церк.Вед. 1917, №30

13 июля
    Третье явление Пресвятой Богородицы
в Фатиме.  
Откровение о России.  Слова Богородицы, записанные Люсией Марту:
   «Вы видели ад, куда падают грешники. Чтобы спасти их, Господь хочет установить в мире почитание Моего Пречистого Сердца. Если люди будут делать то, что Я скажу,  много душ спасется и наступит мир. Война идет к концу. Но если люди не перестанут  оскорблять Господа, то при следующем папе начнется новая война, хуже этой.
    Когда Вы увидите ночь, освещенную неведомым ярким сиянием, то знайте, что это знамение, посланное вам Богом, означающее, близится  наказание мира
война, голод и преследования, направленные против Церкви и Святейшего Отца.
    Чтобы не допустить этого, Я буду просить о посвящении мира Моему Пречистому  Сердцу и о причащении в первую субботу каждого месяца во искупление грехов.
Если люди послушаются Моих слов, то Россия снова обратится к Богу и наступит мир на земле, иначе она распространит свои лжеучения по всему миру, вызывая войны и  преследования против Церкви; многие праведники претерпят мучения; Святейший Отец будет много страдать; многие народы исчезнут с лица земли… Но в конце концов  восторжествует Мое Пречистое Сердце».                   
     Фатима. Стр.15-16.

13 июля
    Проект основных положений по вопросу отношений
Церкви к Государству,  принятый Предсоборным совещанием. Проект должен был поступить на рассмотрение Собора и уже в исправленном виде быть внесенным в Учредительное Собрание:

   «В русском государстве Православная Церковь должна занимать первое, среди других религиозных вероисповеданий, наиболее благоприятствуемое в государстве, публично-правовое положение, приличествующее ей, как величайшей народной святыне, исключительной исторической и культурной ценности, а также религии большинства населения. В соответствии с признанной в новом государственном строе России свободе религиозной совести и вероисповеданий, Православная Церковь должна обладать этой свободой во всей ее полноте. Эти основные начала должны быть выражены в следующих положениях:
1) Православная церковь в России в делах своего устройства, законодательства, управления, суда, учения веры и нравственности, богослужения, внутренней церковной дисциплины и внешних сношений с другими церквами независима от государственной власти (автономна).
2) Постановления, издаваемые для себя Православною Церковью в установленном ею самою порядке, со стороны государства признаются нормами права, имеющими со времени опубликования их церковной властью обязательное значение для всех лиц и установлений, принадлежащих к Православной Российской Церкви, находящихся как в России, так и заграницей.
3) Действия органов Православной Церкви подлежат надзору государства исключительно в отношении их соответствия законам государства; при чем эти органы ответственны перед государством только в судебном порядке...
    10) Двунадесятые праздники, воскресные и особо чтимые Православною 
          Церковью дни признаются государственною властью
          неприсутственными днями.
     11) Глава русского государства и министр исповеданий должны быть  
           православными.
     12) Во всех случаях государственной жизни, в которых государство
           обращается к религии, преимуществом пользуется Православная 
           Церковь... 
      17) Православная Церковь получает из средств государственного
           казначейства ежегодные ассигнования в пределах ее действительных
           потребностей, под условием отчетности в полученных суммах на
           общем основании.»                           
Карташев 1. Стр. 21.

    А.В. Карташев о новой системе отношений Церкви и Государства:
   «Новая система отношений Церкви к Государству и общественному мнению и подавляющему большинству деятелей Предсоборного Совета мыслилась давно желанным освобождением церкви от унизительной и дух убивающей синодско-консисторской формы зависимости от светской власти. Но радикальное проведение отделения церкви от государства также мыслилось с церковной стороны неприменимым к России, несоответствующим исторической роли православия и вредным для общественной морали. Комиссия Предсоборного Совета, обсуждавшая этот коренной вопрос, состояла из выдающихся русских канонистов (теоретиков и практиков) и профессоров государственного права. Некоторые из них принадлежали к партии конституционно-демократической и большинство ей сочувствовало. Неудивительно поэтому, что и в программу этой культурнейшей партии, пересмотренную на партийном съезде в Москве (июль 1917 г.), были внесены вновь разработанные пункты о взаимоотношениях церкви и государства, по существу и даже букве совпадавшие с тем, что сформулировано было и на Предсоборном Совете в С.-Петербурге. Проф. С. А. Котляревский, член партии к.-д., работал над вопросом в Предсоборном Совете и сообщал о результатах сочлену по партии проф. П. И. Новгородцеву, человеку церковно-настроенному, работавшему на съезде в Москве. П. И. Новгородцеву с его авторитетом и принадлежит создание этого совпадения либеральной политической мысли с законопроектом церковных кругов.
   …Это, конечно не система "отделения" церкви от государства, а лишь система "отдаления" двух сторон друг от друга на такое расстояние, которое давало бы и Церкви свободу и Государству позволяло бы светским, а не односторонне конфессиональным. Разумеется этот проект мог еще несколько "клерикализироваться" на Соборе и значительно "секуляризироваться" в Учредительном Собрании, но в основе своих идей он все же оставался бы
системой взаимной независимости соборной Церкви и правового Государства при их моральном и культурном сотрудничестве (подч. Карташевым - Л.Р.) Система, о которой ранее не думало русское освободительное и революционное движение, устами и либералов и социалистов провозглашавшее голый лозунг "отделения Церкви и Государства", без попытки его раскрытия.
     Этот идеал не был односторонним мечтательством церковно-общественной среды. Ему навстречу шло и текущее законодательство других полномочных органов Временного Правительства, проводивших в жизнь ту же идеологию».
                         
Карташев 1. Стр. 21-22.
22 июля

Принятие
Св. Синодом послания к чадам Церкви и гражданам России
   "О чрезвычайных обстоятельствах переживаемого времени":
«...Пробил час общественной свободы Руси. Вся страна, из конца в конец, единым сердцем и единой душой возликовала о новых светлых днях своей жизни, о новом, благоприятном для нее лете Господнем. И расцвела надежда на то, что Русь, сбросив с себя сковывавшие ее политические цепи, обратит всю мощь свою на освобождение свое от немецкого ига, и весь разум свой
на мирное внутреннее развитие и устроение государства и общего народного блага.
   Однако, к глубокой скорби страны, не долго было суждено исстрадавшейся Родине жить этой надеждой. Вслед за свободой к нам проник новый злой враг и посеял на Руси плевелы, которые не замедлили дать всходы, заглушающие ростки желанной свободы. Хищения, грабежи, разбои, насилия и обострившаяся партийная политическая борьба стали достоянием нашей новой жизни и поселили в народе озлобление и рознь, повлекшие за собой внутреннюю братоубийственную войну, неоднократное кровопролитие. И в результате, с одной стороны, приостановка блестяще начатого наступления на врага, с другой, вместо свободы
новое взаимное угнетение, вместо братства охлаждение любви, упадок добрых, мирных, братских общественных отношений. Страна пошла по пути гибели, а в будущем ее ждет та страшная бездна, которая заполнена для всех нас ужасающим отчаянием, если только не прекратится "Смятение и попрание и замешательство от Господа Бога" (Ис. 27:5).»
   
Церк. Вед. 1917. № 30, стр. 231-233

25 июля
    Постановление Временного Правительства об увольнении В.Н. Львова (по  требованию церковных кругов) и назначении на должность обер-прокурора 
А.В. Карташева, молодого историка  церкви.      Боголепов, стр. 134

   А.В. Карташев об отношении Временного правительства к церковным реформам:
     «Эти идеи и положения были давно уже сформулированы самими церковными кругами, даже высшими правящими кругами, напр., митрополитом СПБ Антонием в начале 1905 г. и даже самим св. Синодом (вопреки желанию обер-прокурора Победоносцева), когда, под давлением первой революции, Государь Николай II соглашался было немедленно собрать собор.
  Если бы Великий князь Михаил Александрович не совершил 3 марта 1917 г. акта отречения от трона, то и данная церковная программа осуществлена была бы и передана с печатью царского авторитета на утверждение Учредительного Собрания. Но царская власть сама ушла с горизонта политической борьбы. Исчезла та форма государственной власти, которую Русская Церковь, согласно своим византийским традициям, помазывала св. миром при короновании и допускала в качестве уже не светской, а освященной Церковью силы, к соучастию во внутреннем управлении церковными делами совместно с иерархией. Новое революционное правительство, не миропомазанное Церковью (т. е. уже не "Милостию Божиею", а "волею народа"), не могло и не должно было оставаться в прежних конфессионально тесных отношениях к Православной Церкви. Оно обязано было мыслить себя как власть только светскую, принципиально вневероисповедную. И лишь как правительство русское, национальное, оно должно было отнестись к Православной Церкви, как к исторически  первенствующей среди других исповеданий в русском государстве. Иная правовая точка зрения ему просто не приличествовала. Так себя Временное Правительство сознавало и так себя и вело».    
                                  Карташев 1. Стр.14

25  июля

   Создание комиссии Временного Правительства для решения имущественных  вопросов, возникших в связи с объявлением автокефалии Грузинской церкви.
   Рассказ прот.
Георгия Голубцова:
   «Грузины, десятки лет мечтавшие об автокефальности своей церкви, справедливо считая церковную автокефалию первым шагом на пути к самостоятельности государственной, немедленно же после революции объявили свою церковь автокефальной и начали совершать одно за другим насилия над Русскою церковью в Закавказье, отбирая и присваивая себе разные церковные учреждения и помещения и русские тифлисские храмы. Таким порядком грузины присвоили себе новое здание тифлисской духовной семинарии, тифлисский свечной завод, тифлисский военный собор, Иоанно-Богословскую церковь в Тифлисе, здание Синодальной конторы, дом Экзарха
все это было оборудовано и устроено на русские деньги.

   Учрежденный еще в мае Закавказским Церковным Русским Собором особый комитет для защиты русских церковных интересов в Закавказье обжаловал все эти действия грузинских автокефалистов пред Временным Правительством, но последнее не только ничего не сделало в смысле прекращения грузинских захватов, но как будто даже покровительствовало грузинам: несомненно одно, что обособление грузинской церкви, закончившееся избранием грузинского патриарха (католикоса), который был утвержден Вр. Правительством, произошло не только с ведома правительства, но и под его покровительством. Правда Вр. Правительство обещало принять все меры к тому, чтобы при объявлении грузинской церковной автокефалии не пострадали интересы Русской Церкви в Закавказье. Но из этого обещания ничего не вышло.

  Распоряжением Временного Правительства от 25 июля 1917 года была образована особая комиссия, возглавляемая профессором Петроградского Университета бар. Нольде, для разработки вопросов о выделении церковного имущества и подлежащих епархиальных учреждений
для передачи их грузинскому католикосату. В эту комиссию вошли три лица по указанию Закавказского исполнительного комитета русского духовенства и мирян и три лица по указанию временного управления Грузинской церкви. Но в последнее время католикосат заявил, что комиссия, в которую три члена от русской церкви уже утверждены Святейшим Синодом, ему не желательна, и члены временного управления грузинской церкви отказались от участия в
комиссии. После эта комиссия была отклонена и составлена другая, в которую, кроме бар. Нольде, вошли два сенатора по назначению Вр. Правительства. Таким образом образована новая комиссия без ведома Св. Синода… У этой комиссии почти никаких материалов для суждения об этом деле. Дележ имущества русской церкви будет произведен без ее ведома.

   Но грузины и тут оказались верными себе до конца: они просто объявили все русское церковное имущество в Тифлисе своим, и Грузинский католикос живет сейчас в Экзаршем доме, пользуясь не только имуществом Экзаршего дома, но и вещами, принадлежащими лично митрополиту Платону, которому было сообщено грузинами, чтобы он не являлся больше в Тифлис».                    
Голубцов. Стр.125-126.

1 августа
     Окончание работ Предсоборного Совета.
     Рассказ
митр. Евлогия:
     «Предсоборное Присутствие проработало очень интенсивно до конца июля. Синодальная канцелярия и канцелярия Обер-Прокурора нам помогали. Исполнительная  часть нашей работы легла на них, мы лишь обсуждали и решали. Замена А.В.Карташевым В.Н.Львова пришлась тоже вовремя. В.Н.Львов вносил в деловую  атмосферу наших заседаний раздраженный, истерический тон, предвзятую  недоброжелательность по отношению к архиереями
он не помогал  работе, а мешал. С А.В. Карташевым можно было договориться.
  …Выборы
(делегатов Собора Л.Р.) надлежало провести в двухнедельный  срок  после роспуска Предсоборного Присутствия.
    Нас распустили 1 августа».                  
Евлогий. Стр. 269.   

2 авг.
    Определение
Св. Синода о мерах к повышению в воинских частях и в народе религиозно-нравственного сознания и воинского долга:
   «...Ныне в рядах нашего воинства, рядом с доблестными защитниками родины, находится немало людей, забывших и Бога, и совесть, и Отечество. Несмотря на совершившийся переворот, призывающий всех к обновлению и усовершенствованию народной жизни, разложение проникло далеко вглубь России и по всей земле водворилась смута. Совершающиеся ежедневно в разных местах нашего Отечества события порождают мысль, что близится гибель России, раздираемой и внешними и внутренними врагами... Забвение христианских начал ведет к пробуждению животных и зверских инстинктов в жизни и грозит разрушением всей христианской культуры и основ всякого разумного человеческого общежития...»
                    
Церк. Вед. 1917. № 32-33 стр. 263
     
Оценка
Д.В. Поспеловским состояния Русской Церкви перед революцией:
     «Предреволюционные годы развеяли широко распространенную в русском  обществе иллюзию, что простой народ весь благочестив и послушен Церкви, а  следовательно, через нее
и государю. Как предупреждали “Вехи”, семена  нигилистической пропаганды, рассеиваемые радикальной интеллигенцией, в частности,  через народные школы, давали свои плоды. Уже, по крайней мере с 1906 года в Синод  шли тревожные докладные записки из епархий, особенно из таких промышленных, как  уральские, о массовом отходе рабочего люда от Церкви. Один такой отчет говорит об  агитации среди рабочих под лозунгом «нет Бога, долой Церковь!”, а “за Церковь ратующих почти не видно”, так как почти все семинаристы, студенты и школьники дети духовенства, на стороне революционеров. Отчет обвиняет духовенство в лени и нежелании преподавать в церковно-приходских школах, что и повело к хирению последних и росту земских школ, где “учителя ведут пропаганду против Церкви”. Автор призывает к восстановлению соборности и соборов на всех уровнях, чтобы оздоровить и сплотить Церковь, активизировать ее, в частности серьезно заняться  изданием броской и захватывающей литературы для масс, “иначе надвигается катастрофа”.

    Общеизвестны отчеты армейского духовенства о том, что после освобождения  солдат Временным правительством от обязательного исполнения обрядов и таинств  Церкви процент солдат, записанных православными и соблюдавших таинство причащения, сократился с почти 100 в 1916 г. до менее 10 в 1917 г. Но для наблюдательных офицеров это не было неожиданностью. Генерал Деникин пишет, что “поступавшая в военные ряды молодежь к вопросам веры и Церкви относилась  довольно равнодушно и духовенству не удалось вызвать религиозного подъема среди  войск”. Не способствовали этому и молодые офицеры. Деникин приводит такой случай  из первых послефевральских дней. Солдаты построили незадолго до этого себе походную церковь. И вот молодой поручик решил поселить в ней свою роту. Больше  того, в алтарной части он выкопал яму под отхожее место! Деникин задает вопрос: “Почему 2-3 тысячи русских православных людей (солдат) равнодушно отнеслись к  такому осквернению святыни?” Вот это и были всходы, выросшие из тех семян, о  которых предупреждал выше цитированный екатеринбургский священник. На них  вскоре появятся ядовитые плоды вроде Союза воинствующих безбожников и его  преемников.

     А царь и его окружение предпочитали жить сказками о непоколебимости Церкви и ее опоры в народе, откладывать церковные реформы на “самый  конец”.  А конец  наступил неожиданно быстро и бесповоротно!» 
Поспеловский. Стр.34.                                   
 
  Александр Солженицын о состоянии русской правящей элиты:
    «Такое единое согласие всех главных генералов нельзя объяснить единой глупостью или единым низменным движением, природной склонностью к измене, задуманным предательством. Это могло быть только чертою общей моральной расшатанности власти.

   Только элементом всеобщей образованной захваченности мощным либерально-радикальным (и даже социалистическим) Полем в стране. Много лет (десятилетий) это Поле беспрепятственно струилось, его силовые линии густились
и пронизывали, и подчиняли все мозги в стране, хоть сколько-нибудь тронутые просвещением, хоть начатками его. Оно почти полностью владело интеллигенцией.

   Более редкими, но пронизывались его силовыми линиями и государственно-чиновные круги, и военные, и даже священство, епископат (вся Церковь в целом уже стояла бессильна против этого Поля),
и даже те, кто наиболее боролся против Поля: самые правые круги и сам трон. Под ударами террора, под давлением насмешки и презрения эти тоже размягчались к сдаче.

   В столетнем противостоянии радикализма и государственности
вторая всё больше побеждалась если не противником своим, то уверенностью в его победе. При таком пронизывающем влиянии всюду в аппарате государства возникали невольно-добровольные агенты и ячейки радикализма, они-то и сказались в марте Семнадцатого.

   Столетняя дуэль общества и трона не прошла вничью: в мартовские дни идеология интеллигенции победила
вот, захватив и генералов, а те помогли обессилить и трон. Поле струилось сто лет настолько сильно, что в нём померкало национальное сознание («примитивный патриотизм») и образованный слой переставал усматривать интересы национального бытия. Национальное сознание было отброшено интеллигенцией но и обронено верхами. Так мы шли к своей национальной катастрофе».    
Александр Солженицын. Размышления над Февральской революцией.Опубликовано в "Российской газете" (Федеральный выпуск) N4303 от 27 февраля 2007 г.  http://www.rg.ru/solzhenicyn.html

M.Назаров:
    Стать буржуазной страной "как все" России не удалось. И не могла удастся, ибо русской культуре свойственно совершенно иное и цельное понимание смысла жизни: идея служения вселенской правде, а не обуявшая Запад идея стяжательства земных богатств. Февралистам не удалось преодолеть этой русской психологии
в чем и была причина их падения. Невозможно было простым политическим переворотом ввести строй по западному либерально-демократическому образцу, как того они хотели. Это привело лишь к краху государственности и к гражданской войне, в которой верх одержала иная сила.
(...)
   В России с ее православной традицией вселенского служения соблазн должен был быть иным
на основе жертвенного служения идее спасения мира от зла для всеобщего Царства справедливости; но с подменой источника зла, местонахождения этого Царства и средств борьбы за него.
(Курсив М.Н.)  Михаил Назаров. Вождю Третьего Рима. М. 2005. С. 252 Цит. по:  Д.В. Поспеловский.  Стр. 38.                            
      
(Не впадает ли сейчас сам М.Н. именно в эту ошибку? Л.Р.)
                                         
    .
Архиерейский Собор РПЦ 2000 года о монархии:
  Форма и методы управления во многом обусловливаются духовным и нравственным состоянием общества... При судействе
общественном строе, описанном в Книге Судей, власть действовала не через принуждение, а силой авторитета, причем авторитет этот сообщался Божественной санкцией. Чтобы такая власть действенно осуществлялась, вера в обществе должна быть весьма сильной. При монархии власть остается богоданной, но для своей реализации использует уже не столько духовный авторитет, сколько принуждение... Современные демократии, в том числе и монархические по форме, не ищут божественной санкции власти. Они представляют собой форму власти в секулярном обществе, предполагающую право каждого дееспособного гражданина на волеизъявление посредством выборов.
  Изменение властной формы на более религиозно укорененную
без одухотворения самого общества неизбежно выродится в ложь и лицемерие, обессилит эту форму и обезценит ее в глазах людей. Однако нельзя исключить возможность такого духовного возрождения общества, когда религиозно более высокая форма государственного устройства станет естественной (курсив документа - Л.Р.).
  
Основы социальной концепции РПЦ// Сборник документов и материалов  юбилейного Архиерейского Собора РПЦ. Нижний Новгород. 2000. С.185.

5  авг.

   Постановление Врем. Правительства об отмене должности обер-прокурора  и учреждении Министерства Исповеданий. Назначение
А.В.Карташева министром.
                                         
1. Церк. Вед. 1917. № 34, стр. 280
                                           2. Боголепов, стр. 134
 
10 авг.

Назначение на Владимирскую кафедру арх. Финляндского
Сергия, "избранного свободным голосованием клира и мирян Владимирской епархии". 
                  
Церк. Вед. 1917. № 34, стр. 282

13 авг.
Возведение арх. Московского Тихона, арх. Петроградского Вениамина и экзарха Грузии Платона в сан митрополита.
                              
Церк. Вед. 1917. № 35, стр. 295
15 авг.
    Открытие Всероссийского  Церковно-Поместного Собора Православной Российской Церкви, в день Успения Пресв. Богородицы, в Успенском Соборе Кремля (588 членов).
(Первый Поместный Собор за 217 лет Л.Р.).  Церк. Вед. 1917. № 34
                                  
     

    Несколько иные цифры приводит
А.В. Карташев:
Состав Собора: 564 депутата, в  т. ч. 73 архиерея, 192 приходских клирика и 299 мирян.
    
А.В. Карташев. Революция  и  собор 1917-1918 гг.    Богословская мысль. Париж. 1942. Стр. 87.  Цит. по:  Д.В. Поспеловский.  Стр. 38.
                                 
             
    Данные о составе Собора, приводимые
прот. Георгием Голубцовым:
    Организация Собора такова: в состав Собора входят члены по выбору:
От каждой епархии по 4 члена  два клирика и два  мирянина, от военного и морского духовенства, от действующей Армии и Флота, от монашества, от всех духовных академий, от всех университетов, от Академии наук, от Сената, от Государственного Совета, от Государственной Думы, по должности: все епархиальные архиереи, члены Св. Синода, наместники всех лавр, настоятели монастырей Валаамского и Соловецкого и Пустынь Саровской и Оптиной, и по персональному приглашению Святейшего Синода и самого Собора  всего 548 членов, из коих 78 архиереев, 2 протопресвитера, 13 архимандритов, в том числе 1 профессор, 131 протоиереев, священников и иеромонахов, в том числе 8 профессоров-протоиереев, 9 протодиаконов и диаконов, 1 псаломщик и 314 мирян, в том числе 36 профессоров.          
  Голубцов. Стр.154.

     Прот. Владислав Цыпин о составе и задачах Собора:
     Поместный Собор Российской Православной Церкви, состоявшийся в 1917-1918 годах, явился событием эпохального значения. Упразднив канонически ущербную и окончательно изжившую себя синодальную систему церковного управления и восстановив Патриаршество, он проложил рубеж между двумя периодами русской церковной истории. Поместный Собор хронологически совпал с революционными преобразованиями, с крушением Российской империи. Политическая структура старого государства рухнула, а Церковь Христова, руководимая благодатию Святого Духа, не только сохранила свой Богозданный строй, но и на Соборе, ставшем актом ее самоопределения в новых исторических условиях, сумела выправить деформации, которые она претерпела в синодальный период и, тем самым, обнаружила свою неотмирную природу.

   Деяния Собора совершались в революционное время, когда стремительно менялся облик страны. Совершенно устраниться от общественной жизни Собор не мог и не хотел. Хотя в своей реакции на происходящие события некоторые члены Собора, главным образом из мирян, обнаружили политическую ангажированность, в целом, однако, Поместный Собор сумел воздержаться от поверхностных политических оценок и «своим соборным разумом (вопреки отдельным репликам) избрал путь просвещения светом Евангельских истин  всей христианской жизни, проявив заботу о том, чтобы частные вопросы и политические интересы не заслонили абсолютных нравственных ценностей».

   Для участия в деяниях Собора были призваны Святейший Синод и Предсоборный Совет в полном составе, все епархиальные архиереи, а также по выборам от каждой епархии по два клирика и по три мирянина, протопресвитеры Успенского собора и военного духовенства, наместники четырех Лавр, настоятели Соловецкого и Валаамского монастырей, Саровской и Оптиной пустыни, представители монашествующих, единоверцев, духовных Академий, воинов действующей армии, представители Академии наук, университетов, Государственного Совета и Государственной Думы. Выборы от епархий, согласно разработанным Предсоборным Советом «Правилам», были трехступенчатыми: 23 июля 1917 года в приходах избирались выборщики, 30 июля эти выборщики на собраниях в благочиннических округах избирали членов епархиальных избирательных собраний, 8 августа епархиальные собрания избирали делегатов на Поместный Собор. Всего на Собор было избрано и назначено по должности 564 церковных деятеля: 80 архиереев, 129 пресвитеров, 10 диаконов и 26 псаломщиков из белого духовенства, 20 монахов (архимандритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян.

Столь широкое представительство пресвитеров и мирян связано с тем, что Собор явился исполнением двухвековых чаяний православного народа, его стремлений к возрождению соборности. Но устав Собора предусматривал и особую ответственность епископата за судьбу Церкви. Вопросы догматического и канонического характера после их рассмотрения Собором подлежали утверждению на Совещании епископов, которым, по учению преподобного Иоанна Дамаскина, вверена Церковь. По мысли А. В. Карташева, епископское совещание должно было препятствовать тому, чтобы слишком поспешные решения поставили под вопрос авторитет Собора.

Деяния Собора продолжались более года. Состоялось три сессии: первая заседала с 15 августа по 9 декабря 1917 года, до Рождественских каникул, вторая
с 20 января 1918 года по 7 (20) апреля, третья с 19 июня (2 июля) по 7 (20) сен­тября.

Своим Почетным Председателем Собор утвердил старейшего иерарха Русской Церкви митрополита Киевского священномученика Владимира. Председателем Собора избран был митрополит Московский святой Тихон. Составлен был Соборный Совет. Собор образовал 22 отдела, которые предварительно готовили доклады и проекты Определений, выносившихся на пленарные заседания. Большую часть отделов возглавили архиереи. Важнейшими из них являлись отделы высшего церковного управления, епархиального управления, церковного суда, благоустроения прихода, правового положения Церкви в государстве.

Главной целью Собора было устроение церковной жизни на началах полнокровной соборности, причем в совершенно новых условиях, когда вслед за падением самодержавия распался прежний тесный союз Церкви и государства. Тематика соборных деяний носила поэтому, по преимуществу, церковно-устроительный канонический характер.
 
Цыпин Владислав, протоиерей. Церковное право.  http://www.klikovo.ru/db/book/msg/4186

     Оценка
Д.В. Поспеловским основных “партий” Собора:
     «Левое крыло, в котором преобладало хорошо образованное, честолюбивое, преимущественное белое духовенство городов, где тон задавала церковная интеллигенция и профессура, в том числе из мирян, стремилось ослабить позиции  монашества и епископата, выступая за синодальную
максимально демократическую систему церковного управления, где простой священник имел бы такое же право голоса, что и архиерей.
   …Документы не подтверждают позднейших утверждений “обновленческих” авторов  о том, что поначалу на Соборе преобладали противники восстановления патриаршества и “лишь большевистский переворот заставил центр Собора (т.е. умеренных)  склониться вправо.” В действительности такую эволюцию проделал лишь  Предсоборный совет, где, по небеспристрастному свидетельству «обновленца»  профессора А.И.Покровского, “даже епископы с архиепископом Страгородским во главе уже было похоронили эту идею”
(идею Патриаршества Л.Р.) но на самом Соборе по меньшей мере за семь дней до большевистского переворота уже можно было констатировать, что сторонников восстановления патриаршества было больше,  нежели противников.
  … Среди наиболее ярких сторонников восстановления патриаршества следует назвать, тогда еще архимандрита, Иллариона (Троицкого) и профессора - мирянина Сергия  Булгакова… Христианский социалист и бывший марксист Булгаков настаивал на  особой необходимости патриаршества именно в этот в этот момент страшного безвременья и неясного будущего. Что касается синодальной системы, то он указывал  на ее неповоротливость, бюрократизм, негибкость, которые проявили себя особенно в последние годы, когда эта «обезглавленная» система оказалась, между прочим, неспособной соответственно реагировать на перспективы межконфессиональных  отношений, в частности, с протестантами и католиками.
    Но, возможно, не меньший эффект произвели слова одного крестьянского делегата,  говорившего от лица широких масс верующих крестьян: "Нет у нас больше  царя-батюшки, которого мы бы любили. А потому как Синод любить невозможно, мы, крестьяне, хотим, чтобы был патриарх"».      
Поспеловский. Стр.38-40.

Приветствие Собору от имени
Временного правительства.
Рассказ
А.В. Карташева:
    «На торжественном богослужении в Успенском соборе присутствовали, кроме министра исповеданий, еще министр внутренних дел Н. Д. Авксентьев и премьер-министр А. Ф. Керенский, который затем шел по Кремлю вслед за крестным ходом среди давки толпы, символизировавшей этим беспорядком полицейское безвластие Временного Правительства. Все это было манифестацией благожелательности Временного Правительства к Православной Церкви.  На первом парадном заседании Собора в обширном Храме Христа Спасителя от лица Правительства, в роли министра исповеданий, я принес нижеследующее приветствие-декларацию, в которой старался выяснить и принципиальную и деловую благожелательность новой власти к делам церкви, приглашаемой к законодательному творчеству и совместному с Временным Правительством преобразованию конституции России:

   “Временное Правительство поручило мне заявить освященному Собору, что оно гордо сознанием  видеть открытие сего церковного торжества под его сенью и защитой. То, чего не могла дать русской национальной церкви власть старого порядка, с легкостью и радостью предоставляет новое правительство
, обязанное насадить и укрепить в России истинную свободу. Временное Правительство видит в настоящем Соборе не обычный съезд частного сообщества, каких теперь несчетное число; оно видит в Соборе Русской Православной Церкви полномочный орган церковного законодательства, имеющий право авторитетного представления на уважение Временного Правительства законопроектов о новом образе церковно - правительственных учреждений и о видоизменении отношений церкви к государству. Временное Правительство сознает себя, впредь до выработки Учредительным Собранием новых основных законов, стоящим в тесной близости к делам и интересам Православной Церкви. В своем составе оно до сих пор имело обер-прокурора св. Синода Русской Православной Церкви (а не иных каких-либо исповеданий). И если недавно упразднена эта должность (но не упразднены до времени ее права и обязанности), то только потому, что, в виду Церковного Собора, правительство не желало, ради символики утверждаемой им свободы церкви, сохранять это имя, ставшее, по мнению церковного общества, синонимом тяжкой зависимости церкви от государства. Временное Правительство ждет той минуты, когда Собор представит ему новый план церковного управления, и тогда оно с готовностью упразднит в круге полномочий своею министра исповеданий, его обер-прокурорские права и обязанности по делам внутреннего церковного управления, оставив за ним более внешний надзор за закономерностью. Ожидая от Собора законодательных предположений, касающихся преобразований церковного управления. Временное Правительство полагает, что впредь до принятия им этих предположений все прежние правящие установления русской церкви, к учреждению коих государственная власть приложила печать своей санкции, остаются в полной силе их действия и не могут быть поколеблены без внесения в область управления церковно-государственных отношений беспорядка и анархии. Не желая этого ни Церкви, ни Государству и утверждая публично-правовые полномочия Собора, Временное Правительство 11-го сего августа приняло следующее постановление в двух пунктах:
1) Предоставить открывающемуся 15-го сего августа в Москве Поместному Собору Всероссийской Церкви выработать и внести на уважение Временного Правительства законопроект о новом порядке свободного самоуправления Русской Церкви.
2)Сохранить впредь до принятия государственной властью нового устройства высшего церковного управления все дела внутреннего церковного управления в ведении Св. Правительствующего Синода и состоящих при нем установлений”.

  Через эту декларацию Временное Правительство вновь подчеркивало, что оно идет на суд Учредительного Собрания не только с идеей Кавура
libera chiesa in stato libera (свободная церковь в свободном  государстве ЛР), но и с дополнением ее идеей культурного сотрудничества государства и церкви.
Тогда же от лица нового, выдвинутого революцией, муниципального управления Москвы выступал с приветствием Собору Городской Голова В. В. Руднев. Высказывая горячие пожелания успеха в предстоящем Собору деле устроения отныне свободной церкви, В. В. Руднев сказал между прочим:

“Источники религиозного одушевления вечны... и пока жив русский народ, жива будет в нем и вера православная”.

  Целый фонтан озлобленных ругательств по адресу этого “социал-предателя” был извергнут на другой день московской большевистской газетой за столь “реакционное” слово на столь “реакционном” собрании».    
Карташев 1. Стр.24-25.

А.В. Карташев
  о  Соборе:
  «Эпоха Временного Правительства России 1917 г. была только прологом ко всем ужасам большевизма, терзающим Россию вот уже второе десятилетие. Поэтому очень многие русские рассматривают эти быстро промелькнувшие 8 месяцев первого революционного правительства исключительно в мрачном свете и не хотят признать в них ничего положительного, ничего светлого. Величайшие страдания Родины от революции и острые личные страдания лишают людей всякого беспристрастия. А между тем нечто положительное и светлое в деяниях Временного Правительства должно быть признано и, конечно, будет признано спокойным и объективным судом истории. И это положительное относится по преимуществу к судьбе русской церкви.

  Все другие деяния Временного Правительства погибли и рассеялись как дым. И только одно его дело: внутреннего освобождения церкви, даже под внешним порабощением большевиков, устояло. Под эгидой Временного Правительства и с его помощью Русская Православная Церковь вернула себе присущее ей по природе право самоуправления по ее каноническим нормам. Государственное Учредительное собрание не удалось и было разогнано большевиками. А Церковное Учредительное Собрание (т. е. первый поместный Собор), благодаря сочувствию Временного Правительства, успело собраться и сделать свое главное дело: восстановить канонический строй церковного самоуправления с патриархом во главе».              
Карташев 1. Стр.10.

16 авг.
Назначение Св. Синодом на Харьковскую кафедру пребывавшего на покое
арх. Антония (Храповицкого), "избранного свободным голосованием клира и мирян Харьковской епархии".     Церк. Вед. 1917. № 35, стр. 295




------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------