Собор 1945 г. Протопресвитер Николай Колчицкий вписывает имя новоизбранного Патриарха.
Архиепископ Афанасий (Сахаров)
Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)
Архиепископ Лука и митрополит Арсений (Стадницкий)
Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) в годы войны возглавлял епископскую кафедру в Тамбове. Будучи великолепным хирургом, работал в госпиталях, спасая жизни раненых солдат.
Духовенство во главе с архиепископом Лукой
в восстановленном в годы войны тамбовском Покровском соборе
Проф. Иван Михайлович Андреевский
http://www.katakomb.ru/7/Andre.html
Черчилль, Рузвельт, Сталин. Конференция в Ялте.
Конференция в Ялте
Сталин и Черчилль в Ялте
Патриарх Алексий I в Кремле у Сталина. Художник Александр Смолин.
Протопресвитер Николай Колчицкий
Николай Колчицкий вручает медали священникам
Выдача казаков в Лиенце. Более крупный план м. внизу страницы
Даниил Андреев
Протопресвитер Гавриил Костельник
Украинская Греко-Католическая (униатская) Церковь в 1945 г.
Факсимиле письма Н.С.Хрущева Сталину от 12 дек. 1945 г. Начало и конец письма. Отчет о работе против  греко-униатской церкви
Михаил Шкаровский
Выдача казаков в Лиенце. Текст см.  Июнь  1945
1945
22 января
Восстановление общения
Вселенского Патриарха с Болгарской Церковью под давлением Москвы.
Православный историк
о.Иннокентий Павлов:
22 января 1945 г., казалось бы, вопреки всей прежней идеологии Фанара, клеймившей не одно десятилетие болгарский "филитизм", Вселенский Патриарх Вениамин со Священным Синодом издает определении о прекращении схизмы и восстановлении общения с Болгарской Православной Церковью (как раз накануне она вернула себе прежнее название – Болгарский экзархат), автокефалия которой теперь безоговорочно признавалась. Из документов Совета по делам РПЦ мы теперь знаем, что всё это обошлось в 45 тыс. долларов (тогдашних!), выделенных Советским правительством из своего валютного резерва, при том, что рублёвое покрытие этой суммы обеспечил тогда ещё Патриарший Местоблюститель митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий из своих личных средств. Вот уж, воистину, Церковь-старшая сестра, влияющая на судьбу вселенского православия!
Иннокентий Павлов. НАПРАСНЫЕ ТРЕВОГИ. Заметки церковного историка в связи с возможной перспективой нового Всеправославного Собора. Часть 2. http://www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=932

31 янв. - 2 февр. (далее все даты по новому стилю-Л.Р.)
Поместный собор РПЦ. Присутствовали: митр. Алексий; митр. Николай; Киевский и Галицкий митр. Иоанн; Сев.-Амер. и Алеyтский митр. Вениамин; 41 архиепископ и епископ, 126 представителей клира и мирян.
Гости: Патриархи – Александрийский Христофор, Антиохийский Александр III
, Грузинский Калистрат; представители Константинопольского престола и др. Церквей.               ЖМП, N 2, 1945, стр. 3

Из речи митр. Алексия при открытии Собора:
По величине собрания и по составу собравшихся это поистине Вселенский Собор, ибо здесь, можно сказать, вся Православная Святая Соборная Апостольская Церковь. Но мы смиренно ограничиваем свои полномочия и будем обсуждать и решать дела лишь своей Русской православной Церкви. 
  
В.Цыпин. Стр.135-136

2 февр.
Единогласное избрание
митр. Алексия Патриархом. Принятие обращения к Правительству и ко всем христианам.                          ЖМП, N 2, 1945, стр. 3
Приветствия новоизбранного Патриарха представителями автокефальных Церквей.
Приветствие от Советского правительства.
Из речи генерал-лейтенанта
Г.Г.Карпова:
Православная Русская Церковь, вместе со своим Патриархом и Священным синодом при нем, стоит на верном, ясном и прямом пути, по которому шел вместе со воими пастырями и покойный Патриарх Сергий. Правительство и народ знают это и с глубоким сочувствием относятся ко всей деятельности Православной Русской Церкви.

"Патриарх  Сергий и его духовное наследство". М. 1947. Стр.330.

4 февр.
Интронизация Патриарха.      
Tам  же

М.Шкаровский о решениях Собора:
На Соборе было принято “Положение об управлении Русской Православной Церковью”, в котором не содержалось указаний о необходимости созыва новых Соборов в определенные сроки. Поместные Соборы должны были собираться, лишь когда имелась необходимость выслушать голос клира и мирян и существовала “внешняя возможность”, при этом все же Поместному Собору принадлежала высшая власть в области вероучения, церковного управления и церковного суда.

Права Патриарха, по сравнению с имевшимися ранее, согласно решениям Собора 1917 - 1918 гг., возрастали. Усиливалась и единоличная власть епископа, избрание которого оставалось прерогативой Священного Синода под председательством патриарха, а утверждение архиерея уже целиком принадлежало патриарху. Св. Синод состоял из 6 членов, в том числе 3-х постоянных – митрополитов Киевского, Ленинградского и Крутицкого. Епископ мог учреждать Епархиальный совет, этот коллегиальный орган создавался лишь в соответствии с его волей. О благочиннических собраниях и советах в 1945 г. речь не шла, как и о выборности благочинных.

Не произошло и восстановление Приходского устава: согласно “Положению”, настоятель прихода не зависел от органов приходского управления, имея непосредственное подчинение епархиальному архиерею. Патриархом 2 февраля открытым голосованием единогласно был избран митрополит Алексий (Симанский), интронизация которого состоялась 4 февраля 1945 г. ЖМП, № 2, 1945. 
  
М. Шкаровский. Влияние Всероссийского Поместного Собора в советскую эпоху.

Из доклада Г.Г.Карпова  о Соборе:
Собор явился наглядным доказательством отсутствия преследования религии в СССР и имел также некоторое политическое значение. Московская Патриархия, в частности, договорилась с патриархами Александром, Христофором, представителями Константинопольского и Иерусалимского патриархов о прекращении связей с митрополитом Анастасием и о необходимости совместной борьбы против Ватикана.                
     РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 111. Л. 27.  Цит. по В.Гомартели. Летопись.

7 февр.

Принятие обращения к народам всего мира. Подписано представителями православных Церквей.

К  НАРОДАМ  ВСЕГО  МИРА
Представители Православных Автокефальных Церквей, присутствовавшие на созванном в Москве Соборе Русской Православной Церкви для избрания Патриарха Московского и всея Руси, имея в виду теперешнее международное положение, возвышают свой голос против усилий тех
особенно Ватикана кто, пытаясь в своих выступлениях оградить гитлеровскую Германию от ответственности за все совершенные ею преступления и взывая к милосердию в отношении гитлеровцев, заливших кровью невинных жертв всю Европу, хочет тем самым, по нашему мнению, оставить после войны на земле фашистское, человеконенавистническое, антихристианское учение и его носителей.
   Христианская религия должна только благословлять усилия всего прогрессивного свободолюбивого и миролюбивого человечества, направляемые сейчас к устроению такого порядка на земле, при котором мир никогда не будет больше знать фашизма и кровавых, кошмарных агрессий, подобных гитлеровской. И Православная Церковь едиными устами и единым сердцем об этом усердно молится, призывая свое благословение и на оружие, обеспечивающее сейчас свободу всем народам от гитлеровской тирании, и на великих вождей прогрессивного человечества в предстоящей им послевоенной организции мира.

ХРИСТОФОР, ПАПА И ПАТРИАРХ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ
АЛЕКСАНДР  III, ПАТРИАРХ АНТИОХИИ И ВСЕГО ВОСТОКА
АЛЕКСИЙ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ
КАЛЛИСТРАТ, КАТОЛИКОС-ПАТРИАРХ ВСЕЯ ГРУЗИИ
ГЕРМАНОС, МИТРОПОЛИТ ФИАТИРСКИЙ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ВСЕЛЕНСКОГО 
      КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО ПАТРИАРХА
АФИНОГОР, АРХИЕПИСКОП ФИАТИРСКИЙ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ИЕРУСАЛИМСКОГО ПАТРИАРХА
ИОСИФ, МИТРОПОЛИТ СКОПЛЯНСКИЙ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СЕРБСКОГО ПАТРИАРХА
ИОСИФ, ЕПИСКОП АРЖЕШСКИЙ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬ РУМЫНСКОГО ПАТРИАРХА

ЖМП, N 2, стр. 17
                                                 
1945
Согласие части Катакомбной Церкви во главе с епископом
Афанасием (Сахаровым) признать Алексия (Симанского) в качестве "Патриарха нашего" и возносить его имя на Великом Входе во время Литургии.
  Основной принцип, которым советует руководствоваться еп. Афанасий:
"Слова их слушайте, но по делам их не поступайте" (Иисус Христос о фарисеях).  
  
Личные свидетельства, в т.ч. Натальи Михайловны Асафовой и Марии Витальевны Тепниной

Подробно
позиция еп. Афанасия изложена в его письме своим духовным чадам от 1955 года:
«Мне кажется, что Вы и Ольга Илиодоровна  все еще не совсем решили вопрос о хождении в храмы. А я же без всякого колебания решил для себя этот вопрос.

Я вспоминаю пример Самого Христа Спасителя, Который пришел, чтобы упразднить ветхозаветное прообразовательное богослужение. И, однако, Он во всю Свою жизнь до последнего момента принимал участие в богослужении, совершавшемся иудейскими священниками, несмотря на то что самих священников Он грозно обличал. А святые апостолы, уже после того как было окончательно установлено новое христианское богослужение, долгое время, по-видимому до самого разрушения храма Иерусалимского в 70-м году по Р. X., – продолжали ходить в храм, участвовали в отмененном уже ветхозаветном богослужении, склоняли свои главы, когда первосвященник или священники преподавали благословение именем Божиим.

Церковь Христова свята и непорочна. Но до второго пришествия только одна половина ее чад – члены Церкви Небесной – не могут грешить. Другая половина ее – Церковь воинствующая на земле, ища спасения грешников, не изгоняет их из своей ограды.

В Церкви земной божественная благодать изливается на всех чад ее, хранящих общение с нею, – чрез облагодатствованных в законно совершенном таинстве священства предстоятелей Церкви – священников и епископов. Каждый отдельный член Церкви земной вступает в действительное таинственное благодатное общение с Нею и со Христом – только чрез своего правомочного духовника, при условии, если сей последний находится в общении с правомочным епископом, который, в свою очередь, находится в общении с первоиерархом, признаваемым в качестве такового всеми первоиерархами всех других православных автокефальных Церквей, составляющих в своей совокупности Единую Вселенскую Церковь. Кроме этой иерархической цепи, нет и не может быть иного пути для благодатного единения с Церковию Вселенской и со Христом. Даже великие пустынники, многие десятки лет проводившие в полном одиночестве, – всегда мыслили себя держащимися этой благодатной иерархической цепи и при первой же возможности спешили принять Святые Тайны, освященные благодатными служителями Церкви. А в Церкви Христовой благодать изливается и освящение и спасение совершается не священнослужителями, а Самою Церковию, чрез священнослужителей.

Священнослужители – не творцы благодати. Они только раздаятели ее, как бы каналы, по которым изливается на верных божественная благодать и
помимо которых нельзя получить божественной благодати (? - ЛР).

И иерархи и священнослужители поставляются из обыкновенных смертных, грешных людей, –
на земле нет святых. Священнослужители, даже ведущие явно зазорный образ жизни, продолжают оставаться действенными раздаятелями благодати до тех пор, пока законной церковной властию не будут лишены дарованных им в таинстве священства благодатных полномочий раздавать божественную благодать и возносить к Престолу Божию молитвы верных. За недостойных священнослужителей Господь посылает Ангела Своего совершать Святые Таинства (Ангел – не имеющий тела. не может совершать таинство Тела и Крови: его служение может быть поставлено в параллель диаконскому - ЛР)  .
Таинства, совершаемые недостойными священнослужителями, бывают
в суд и осуждение священнослужителям, но в благодатное освящение с верою приемлющим их.

Только одно обстоятельство, – если священнослужитель начнет открыто, всенародно, с церковного амвона проповедовать
ересь (подч. А.С), уже осужденную Отцами на Вселенских соборах, не только дает право, но и обязует каждого, и клирика и мирянина, не дожидаясь соборного суда, прервать всякое общение с таким проповедником, какой бы высокий пост в церковной иерархии он ни занимал.

Из церковной истории мы знаем много случаев, когда недостойные лица занимали высокие посты, когда патриархи были ересиархами. Но и соборы Вселенские, собравшиеся для суждения и осуждения
новой ереси, до самого последнего момента посылая им и в первый, и во второй, и в третий раз приглашение прибыть на собор, именуют их «боголюбезнейшими епископами». И только тогда, когда и на третие приглашение приглашаемые отказались явиться, – собор возглашает им анафему, – и только с этого момента они лишаются благодати, и таинства, совершенные ими, становятся безблагодатными.

А посмотрите, например, историю константинопольских патриархов в 17 веке. Патриархов назначали турецкие султаны и ставили на патриаршество того, кто больше сделает взнос в султанскую казну. Некоторые патриархи занимали патриаршую кафедру по году, по несколько месяцев, по несколько дней. Тут бывали тайные иезуиты, бывали сочувствовавшие протестантизму... Султан смещал одного патриарха, потому что другой обещал больше внести в султанскую казну.

Как быстры и неожиданны были смены патриархов, видно из того, что с 1598 г. по 1654-й сменилось 54 патриарха. Какой соблазн был для верующих! А жизнь христиан греков в то время была одним сплошным страданием... Но они не отделялись от своих пастырей и архипастырей, не уклонялись от посещения храмов, где возносились имена патриархов, назначенных султаном-мусульманином. А среди патриархов этого времени был и святой Афанасий Пателарий,
три раза, с уплатой соответствующего взноса в казну, вступавший на Константинопольскую кафедру и потом в России в Лубнах скончавшийся и причтенный к лику святых.

А каким соблазном был для православных русских людей петровский сподвижник, первенствующий член Синода, архиепископ Феофан Прокопович, бражник, развратник. Может быть, его соблазнительное поведение толкнуло иных ревнителей в раскол. Но не раскольники, а те. которые молились в храмах, где возносилось имя Феофана, оставались в Православной Церкви и получали благодать и освящение.

Много соблазнительного и в наши дни. Но, несмотря на всякие соблазны, у нас нет никакого законного права уклоняться от общения со священнослужителями, состоящими в канонической зависимости от Патриарха Алексия.

Настоящее положение церковного управления совсем не похоже на то, что было в то время, когда делами Русской Церкви ведал митроп[олит] Сергий в качестве заместителя митр[ополита] Петра и по его поручению. Когда м[итрополит] Сергий заявлял, что его полномочия вытекают из полномочий м[итрополита] Петра и что он, м[итрополит] С[ергий], – всецело зависит от м[итрополита] Петра, – мы все признавали мит[рополита] Сергия как законного руководителя церковной жизни Православной] Русск[ой] Церкви, первоиерархом которой остается митрополит] Петр.

Когда же м[итрополит] С[ергий], не удовлетворившись тем, что было дано ему и что он мог иметь
при жизни законного первоиерарха Рус[ской] Церкви, рядом действий выявил себя как захватчика прав Первоиерарха, когда в своем журнале он всенародно объявил, что ему, м[итрополиту] С[ергию], не только принадлежат все права местоблюстителя, но что он, «заместитель, облечен патриаршей властью» (Журнал Московской] Патриархии, [1931,] № 1, стр. 5), и что сам наш законный первоиерарх митр[ополит] Петр не имеет права «вмешиваться в управление и своими распоряжениями исправлять даже ошибки своего заместителя» (там же), – тогда ряд архипастырей, в том числе и я, признали, что такое присвоение м[итрополитом] Сергием всех прав первоиерарха при жизни нашего законного канонического первоиерарха м[итрополита] Петра, – лишает захватчика и тех прав по ведению дел церковных, какие в свое время даны были ему, и освобождает православных от подчинения митрополиту] Сергию и образованному им Синоду (246). Об этом я откровенно, в письменной форме заявил митр[ополиту] Сергию по возвращении моем из ссылки в декабре 33 г. Отказавшись от какого-либо участия в церковной работе под руководством мит[рополита] Сергия, я не уклонялся от посещения храмов, где богослужение совершалось священнослужителями, признававшими митр[ополита] Сергия.

Резкие, ругательные отзывы о так называемых сергианских храмах и о совершаемом там богослужении я считал и считаю «хулою на Духа Святаго».

Истинная ревность о вере не может соединяться со злобой. Где злоба – там нет Христа, там внушение темной силы. Христианская ревность – с любовию, со скорбию, может быть и со гневом, но без греха (гневаясь – не согрешайте). А злоба величайший грех, непростительный грех, – хула на Духа Святаго, Духа лк)бви, Духа благостыни.

И ревностнейший владыка митр[ополит] Кирилл, в качестве
протеста допускавший непосещение сергиевских храмов, – осуждал хуления неразумных ревнителей и говорил, что он сам в случае смертной нужды исповедуется и причастится у Сергиевского священника.

В настоящее время положение церковных дел совершенно не похоже на то, что было при м[итрополите] Сергии. Митр[ополита] Петра, конечно, нет в живых. Помимо первоиерарха поместной Русской Церкви, никто из нас, ни миряне, ни священники, ни епископы, не можем быть в общении со Вселенской Церковию. Не признающие своего первоиерарха остаются вне Церкви, от чего да избавит нас Господь!

Иного первоиерарха, кроме Патр[иарха] Алексия, в Русской Церкви нет. Его признали таковым все восточные патриархи. Его признали все русские иерархи. Не дерзаю уклониться от него и я.

Теперь нет поминающих и непоминающих храмов. Тогда можно было
в качестве протеста не посещать те храмы, где незаконно наряду с именем законного первоиерарха поминали и его заместителя – не по пероиераршеским правам, а по ведению текущих дел. Теперь везде возносится имя Российского первоиерарха Патриарха Алексия. Может быть, иное в деятельности Патриарха] Алексия соблазняет, смущает, заставляет ревнителей насторожиться. Но все это не лишает ни его, ни подведомое ему духовенство благодати. Ереси, отцами осужденной, Патр[иарх] А[лексий] и его сподвижники не проповедуют, – а по канонам церковным это единственный случай, когда должно прервать общение даже и с патриархом, не дожидаясь суда церковного. Никакой законной высшей иерархической властью Патриарх] Ал[ексий] не осужден. А я лично мог бы только свидетельствовать против него, если бы это потребовалось, но не могу, не имею права сказать, что он безблагодатный и что таинства, совершаемые им и его духовенством, не действительные.

Поэтому, когда в 45 г., будучи в заключении, я и бывшие со мною иереи, не поминавшие м[итрополита] С[ергия], узнали об избрании и настоловании Патриарха] Алексия, мы, обсудивши создавшееся положение, согласно решили, что так как, кроме Патриарха] А[лексия], признанного всеми вселенскими патриархами, теперь нет иного законного Первоиерарха Русской поместной Церкви, то нам должно возносить на наших молитвах имя Пат[риарха] А[лексия] — как Патриарха нашего, что я и делаю неопустительно с того дня. (Выделено мною – Л.Р.)

Все то, что в деятельности Патриарха и Патриархии смущает и соблазняет ревностных ревнителей, – все это остается на совести Патриарха, и он за это даст отчет Господу. А из-за смущающего и соблазняющего, что иногда может быть не совсем таким, каким нам кажется, – только из-за этого
лишать себя благодати Святых Таинств – страшно.

Не отделяться – а будем усерднее молить Господа о том, чтобы Он умудрил и помог Патриарху Алексию и всем у кормила церковного сущим право править слово истины и чтобы нас всех Господь наставил так поступать, чтобы совестию не кривить, против единства церковного не погрешать и соблазнов церковных не ублажать.

Утверждение на Тя надеющихся утверди Господи Церковь, Юже стяжал еси Честною Твоею Кровию.
Призываю на вас Божие благословение. Спасайтесь о Господе.
Богомолец Ваш Е[пископ] А[фанасий]   
День св. ап. Симона Кананита.   23 мая 55 г. »
Материалы к жизнеописанию Святителя Афанасия, епископа Ковровского.
Москва: Изд-во православного Свято-Тихоновского богословского института, 2000, стр.415-419.
Текст размещен на сайте Якова Кротова:  
www.krotov.info/acts/20/1950/saharov_00.htm  

Неизвестный
иерарх катакомбной Церкви, 1962г. (предположительно, арх. Арсений Жадановский) о неканоничности Московской Патриархии:
«Прежде всего спросим: разве у нас существуют периодические (раз в году и раз в 3 года) соборы, где мы могли бы апеллировать? А ведь согласно канонам, эти соборы – обязательное церковное установление.

Выходит, что наши обвинители являются
nервыми нарушителями (выделено в тексте – Л.Р.)  канонов, вынуждающими нас тоже не соблюдать их. Ведь нельзя же обвинять нас за то, что мы "отделились от собора", если этих соборов вообще не созывают!

Скажут: за последние 20 лет были соборы и съезды. Но какие? Это были съезды "nотаковщиков"
, покорно штамповавших приказы· сначала Карпова, а потом Куроедова. А ведь канонами запрещается какое бы то ни было давление гражданской власти на членов собора, и все, вынужденные этим давлением, постановления епископов объявляются недействительными.

Опять наши обвинители, выдающие себя за защитников канонов, оказываются их нарушителями. Постоянная картина: если судить по существу – они беззаконники и преступники, если судить формально – они блюстители канонического порядка в Церкви.

Но и это жалкое утешение существует только для весьма поверхностных исследований. А если взглянуть попристальнее, то обнаружится, что они не имеют никакого права настаивать на своей каноничности.

Ибо существует канон, по которому всякий клирик (иерей или епископ),  достигший своего сана по влиянию, настоянию или вообще по какому-нибудь давлению или помощи гражданской власти должен
быть извержен из сана (курсив в тексте – Л.Р.). По этому канону, не говоря уже о нынешних епископах, которые не могут надеть омофора, пока на это не соизволит Куроедов, должен быть извержен из сана сам Патриарх, "избранный" собором по прямому приказу правительства.

Вот насколько канонична вся иерархия русской православной Церкви! Они, конечно, сейчас же скажут: так бывало и раньше. Бывало! Но это отнюдь не делает такой способ приобретения сана каноничным, и если раньше такие факты со стороны самодержавного правительства считались узурпацией, то каким словом назвать то чудовищное, что теперь
происходит в Церкви? Так что путь они умолкнут и перестанут хвалиться своей мишурной каноничностью!»
Письмо неизвестного иерарха катакомбной Церкви (предположительно – арх. Арсения Жадановского) своим духовным детям. 1962 г. Машинопись.

Лев Регельсон, 1977 г. о  проблеме каноничности Собора 1945 года:
«Против каноничности Московской Патриархии можно было бы привести следующие доводы:
1. Собор 1945 г. созван узурпаторами церковной власти, каковыми являются все члены Синода при митр. Сергии, и в первую очередь митр. Алексий (Симанский), незаконно получивший местоблюстительство по завещанию от узурпатора – митр. Сергия (при этом предполагается, что Собор 1943 года, в силу той же причины, недействителен).

2.Из нескольких, занимающих принципиально различные позиции, иерархических групп в Русской Церкви: «сергиан», «непоминающих», «парижан», «американцев», «карловчан» (приводим условные Наименования) – на Соборе 1945 г. представлена лишь одна группа. Численность ее не имеет значения, как величина весьма непостоянная, определяющаяся внешними факторами: так, в 1940 г. было лишь четыре правящих сергианских епископа, в 1943 г. – 19, в 1945 г. – 49.

Оба эти канонических дефекта Соборы 1943 и 1945 гг. разделяют с обновленческими Соборами 1923 и 1925 гг., и поддержка Восточных Патриархов в обоих случаях не решает дела.

Единственным «преимуществом» Соборов 1943 и 1945 гг. перед Обновленческими было отсутствие в 1943 и 1945 гг. законного Первоиерарха, в расколе с которым были бы эти Соборы.

Мы думаем, что это обстоятельство было решающим, и верим, что, во всяком случае, для Собора 1945 г.
милость Божия покрыла все  его вопиющие канонические дефекты и Патриарх Алексий был действительным первоиерархом, т.е. получил харизму первосвятительской власти (курсив в тексте – Л.Р.)

В связи с признанием этого факта один из авторитетных руководителей движения «непоминающих», владыка Афанасий (Сахаров), сразу после выборов Патриарха Алексия принимает решение вместе с бывшими при нем иереями, что “…должно возносить на молитве имя Патриарха алексия как Патриарха нашего”.

Мы полагаем, что этот шаг вл. Афанасия был совершенно правильным.

Совсем другой вопрос – об административном подчинении Патриарху Алексию. В решении этого вопроса вл.Афанасий повторяет старую ошибку – чисто литургического понимания харизмы первосвятительской власти. Ошибка эта выразилась в том, что, рисуя картину излияния Божественной благодати через Предстоятелей Поместных Церквей на епископов и далее – на иереев, вл. Афанасий подразумевает в этой картине именно благодать тайносовершительную.

В соответствии с церковным преданием, мы убеждены, что всей Полнотой тайносовершительной благодати обладает каждый правильно рукоположенный епископ. Поскольку в пресуществлении Св.Даров нам дается все Тело Христово, то и в осуществлении этого Таинства мистически участвует вся Вселенская Церковь.

Между тем, вл. Афанасий пишет:
“Помимо первоирерарха Русской Церкви никто из нас – ни  миряне, ни священники, ни епископы – не может быть в общении со Вселенской Церковью.
Не признающие своего первоиерарха остаются вне Церкви, от чего да избавит нас Господь”.

Возражая против таких выводов, мы еще раз напомним об Указе 1920 г., который, предусматривая существование епископов без Первоиерарха, никак
не имел в виду оставить их вне общения со Вселенской Церковью.

Мы можем согласиться лишь с тем, что принципиальное отвержение Первосвятительской харизмы у законного первоиерарха действительно означает отпадение от полноты благодатной церковной жизни, и можем согласиться с тем, что литургическое поминание Патриарха вполне уместно как свидетельство признания у него этой харизмы.

Но рассуждения вл.Афанасия могут быть поняты как обоснование принудительной необходимости для каждого епископа подчиняться всем распоряжениям Патриарха, независимо от того, соответствуют ли эти распоряжения канонической правде и религиозной совести епископа.

Именно такое понимание церковной дисциплины и характера власти Первоиерарха отстаивал митр. Сергий, и именно против такого Понимания боролись митр. Иосиф, митр. Агафангел и митр. Кирилл, следовавшие духу Соборных и Патриарших установлений.

Хотя вл. Афанасий, храня эту церковную традицию, подчеркивает, что вопрос признания или непризнания Патриарха Алексия, хождения  или нехождения в храмы Московской патриархии –
есть дело совести, так что он не осуждает непризнающих и неходящих, однако этот вывод противоречит нарисованной им картине, ибо кому же религиозная совесть может позволить остаться вне “общения со Вселенской Церковью”, или, проще говоря, “вне Церкви”? Лев Регельсон, «Трагедия Русской Церкви. 1917-1945», Париж, ИМКА-пресс, 1977, стр.193-195

Лев Регельсон, 2007 г.:
В настоящее время я считаю ошибочным свой вывод 30-летней давности о том, что патриарх Алексий имел первосвятительскую харизму.
Приведя весомые канонические аргументы против этого вывода, я тогда смог противопоставить им только один «аргумент»: веру в то, что «милость Божия» покрыла все эти вопиющие канонические нарушения, и патриарх Алексий все же получил эту харизму, т.е. стал действительным Первоиерархом в том же смысле, как и Патриарх Тихон.

Моя ошибка была – в предположении, что первосвятительская харизма может быть обусловлена не столько соблюдением канонов, выражающих собой непреложный догматический принцип соборности, сколько особым Божиим произволением, подобно тому, как дается личная харизма, не обусловленная вообще никакими каноническими правилами.

Правильнее было бы сказать, что милость Божия позволила Русской Церкви сохраниться и выжить без Первосвятительской власти, подобно тому, как она выжила и в Синодальный период. Конечно, в том и другом случае бытие Церкви без харизматического властного центра было ущербным: по знаменитому выражению великого русского писателя, Русская Церковь «была в параличе». Но паралич – все же не смерть.

Как показало необычайное, можно сказать, пророческое и боговдохновенное событие – Собор 1917-18гг., даже после длительного паралича еще возможно возрождение полнокровной церковности.

Мы также можем выразить веру в то, что, по милости Божией, также и после нынешнего тяжкого паралича, духовное возрождение Церкви и восстановление в ней соборного харизматического центра власти когда-нибудь вновь совершится". 
    http://www.apocalyptism.ru/Catacomb-Church.htm  

Лев Регельсон, 2016 г.:
    После многолетних молитвенных размышлений и церковно-историчекмх исследований, я пришел к более радикальному выводу: об ошибочности не только мнения о наличии "харизмы первосвятительской власти" у патриарха Алексия I, но и ложности исходного теологумена – предположения о самом СУЩЕСТВОВАНИИ такой харизмы. Этот теологумен, который в неявном виде исповедовалcя многими выдающимися деятелями Катакомбной Церкви, заключался в том, что в чрезвычайных ("предапокалиптических") условиях Господь якобы даровал Церкви новую Харизму, а именно "харизму первосвятительской власти". Эта "благочестивая иллюзия" подкреплялась наличием явной ЛИЧНОЙ харизмы у тогдашних предстоятелей Церкви: у патриарха Тихона и его законных преемников – митрополитов Агафангела, Кирилла и Петра. В действительности такой харизмы, присущей самой ДОЛЖНОСТИ предстоятеля, не существует: высший харизматический сан в Церкви имеет каждый Епископ – распоряжение этой Харизмой принадлежит только Собору, выражающему волю церковной полноты, движимой Святым Духом. Предстоятель ("первый епископ") любого церковного объединения – как бы он ни назывался (митрополит, экзарх, патриарх, папа): это не сан, но всего лишь административная должность, установленная Собором Епископов как полноправных и харизматичных представителей своих епархиальных общин. Обязанности Предстоятеля (которые он разделяет с избранными Собором церковным советом или синодом): контроль за исполнением соборных решений и координации действий в межсоборный период.
Утверждение о том, что Предстоятель, имеющий временные, конвенциональные, строго ограниченные административные функции – якобы имеет власть распоряжаться Божественной архиерейской Харизмой: это есть ничто иное, как приписывание Божественных полномочий чисто человеческой должности. Такое обожествление административной власти есть экклезиологическое лжеучение, которое может быть условно названо "ересью церковного бюрократизма". Законченную форму этому лжеучению придал митр. Сергий (Страгородский), который в полноте реализовал выводы из него в антицерковной практике созданного им нового, неканоничного органа – под названием "Московская Патриархия". Поскольку этот орган узурпировал Соборную власть: назначения, перемещения и увольнения правящих Епископов – Собор (поместный или архиерейский) превращен в чистую фикцию, поскольку состоит из Епископов, предварительно ПОДОБРАННЫХ церковной администрацией. Такой "собор" не выражает волю Церкви, но лишь волю этой администрации. По утверждению архиепископа Ермогена (Голубева) – волю Церкви может выражать только Собор Епископов, избранных своими епархиальными общинами и представляющих эти общины на Соборе.


В.И.Алексеев о соборе 1945 г.:
"Собор 1945-го года был прежде всего громадным внешнеполитическим достижением Советского Союза. Подавляющее
большинство церквей православного мира признало Московскую Патриархию и Московского Патриарха полноценными представителями Русской Православной Церкви. Последствия этого были очень велики:

1. Косвенно апробировалась роль Московской Патриархии, как защитника коммунистической диктатуры.

2. Наносился прямой удар по внутренней религиозной оппозиции, по Катакомбной Церкви, не признававшей Московского Патриарха и Московскую Патриархию.

3. Наносился такой же моральный удар по внешней оппозиции – по церквам эмигрантским, хотя и в разной степени, но не признававших Московскую патриархию.

4. Cтановились в очень тяжелое положение православные церкви в странах сателлитах. Почти всеобщее признание Московской Патриархии толкало их на такой же путь полной зависимости от коммунистической власти.

5. Вводилось в заблуждение мировое общественное мнение, для которого признание действительной свободы совести в СССР являлось гарантией либеральных перемен коммунистического строя.

6. Для коммунистической власти открывалась широчайшая возможность влияния через Московскую Патриархию на свободный православный  мир, на православных в странах сателлитах и на собственный народ, показавший во время войны, что вера в нем не убита...

Всему духовенству стран сателлитов прививалась мысль не только о возможности сосуществования коммунизма и православия, но и о гармонии между ними при своеобразном разделении задач – Церкви давалась возможность говорить о Царстве Божием на небе, коммунизм же оставлял за собой монополию создания рая на земле. Для осуществления такой гармонии Церковь должна была отказаться от воспитания молодежи, ограничивая свою деятельность богослужением
и подготовкой кадров священнослужителей нового образца. За отказ от воспитания детей в христианском духе она "компенсировалась" возможностью легального существования и "правом" поддержки политических мероприятий коммунистических правительств".         
Граббе, стр. 154

Православный историк о. Иннокентий Павлов:
Воззванием Сталиным "из небытия к бытию"
сергианской (хотя её с не меньшим историческим основанием можно было бы назвать сталинской) (выделено мною Л.Р.) Русской Православной Церкви Московского патриархата (РПЦ МП) вовсе не было, как это иногда казалось современникам, единовременным актом, имевшем место в Кремле сентябрьской ночью 1943 года. Та ночная встреча Сталина и Молотова с митрополитами Сергием (Страгородским), Алексием (Симанским) и Николаем (Ярушевичем), после которой "большевистскими темпами" (выражение Сталина) Сергий был "избран" Патриархом Московским и теперь уже "всея Руси", на самом деле была кульминацией процесса, начавшегося ещё в 1939-1940 гг., когда Сталин всерьёз задумался о советской экспансии в Европу и, прежде всего, на Балканы.

... 1945-й, год Великой Победы, стал для МП временем подлинного триумфа. И дело здесь было не только в переполненных храмах, открытие которых ведомство Л.П.Берии дозировало таким образом, чтобы они были если и не доходны (хотя в городах они были именно тогда даже сверхдоходны), то хотя бы рентабельны в обезлюдевшей сельской местности. Немалый успех сопутствовал ей на международной арене, которой для неё тогда была преимущественно арена вселенского православия.
Иннокентий Павлов. НАПРАСНЫЕ ТРЕВОГИ. Заметки церковного историка в связи с возможной перспективой нового Всеправославного Собора. Часть 2. http://www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=932

   
М.Поповский об "особом мнении" архиепископа Тамбовского Луки (Войно-Ясенецкого) по поводу Собора 1945 г.:

«Выборы нового Патриарха назначены были на первые числа февраля 1945 года. Впрочем, назвать выборами процедуру, которая готовилась в Патриархии, было бы изрядным преувеличением. Единственным кандидатом на пост Святейшего являлся Митрополит Ленинградский Алексий. В церковной иерархии, признанной Кремлем, Стоял он на втором месте. И, следовательно, ему и полагалось занять освободившееся место.

Собору оставалось лишь по образцу выборов в Верховный Совет СССР утвердить заранее назначенного советскими властями кандидата. Предсоборное совещание для обсуждения кандидатуры будущего Патриарха превратилось в сплошное славословие в честь Алексия.

И вдруг в хорошо смазанном генералом Карповым механизме произошел сбой. Архиепископ Тамбовский напомнил присутствующим о той процедуре, что была выработана на первом (после Петра I) Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1917 году.

По старинному заведению на пост Патриарха выдвинуто было тогда три кандидата. Имена их, начертанные на отдельных листках бумаги, поместили в шапку и в присутствии нескольких сотен свидетелей слепой монах завершил эту лотерею, вытащив из шапки билет с именем Тихона Белавина.

Напомнив епископам о старых, освященных временем и тем узаконенных традициях, Лука заявил, что предстоящие выборы считает незаконными, неканоническими и поэтому будет голосовать
против единственного и потому навязанного собору кандидата.

...Единственный, кто
не попал на Собор, был Лука Тамбовский. За два дня до торжественной церемонии, во время всенощной он почувствовал вдруг сильные боли и, прервав службу, ушел домой. Едва успел добраться до квартиры, как неизвестно кем вызванный, примчался уполномоченный с двумя врачами. Медики развили бурную деятельность: диагностировали тяжелое отравление, уложили больного в постель и, находясь при нем неотлучно, так и не дали Луке
выехать в Москву.

Сам Владыка считал свою болезнь случайной. "27 января я отравился консервами и чуть не умер", – писал он М.М. Третьяковой. Но архиепископ Иннокентий Леоферов не исключал преднамеренного отравления. Фронда Луки представлялась ведомству Карпова крайне нежелательной. Его следовало любыми средствами не допустить на Собор. И не допустили ...»          
М. Поповcкuй, стр. 397-398

Начало года
Репрессии против
Катакомбной Церкви.

З.П. Трифунович:

«И.М
. (Андреевский – Л.Р.) всегда поддерживал связь с Катакомбной Церковью – и освободившись из концлагеря, и потом, живя за границей. Он получал письма с разных сторон, часто от неизвecтных лиц, откликавшихся на его статьи в "Православной Руси". Он говорил, что большинство писем было анонимно, но содержало интереснейшие сведения о Катакомбной Церкви ...

По дaнным, имевшимся у И.М., стало, как он писал, ясно, что наиболее тяжким испытаниям "тайная", "пуcтыная",  "катакомбная", как ее различно называют, Церковь в Сов. Союзе подверглась после 4 февраля 1945 года, Т.е. после интронизации сов. Патриарха Алексия, когда все духовенство, находившееся в лагерях, прошло специальную перерегистрацию, во время которой всех опрашивали, признают ли они нового патриарха Алексия. Непризнававшие  получали новые сроки наказания, а иногда и  расстреливались ...».

Справка:
И.М.Андреевский известен за рубежом как "проф.Андреев", был в Соловках в 1927-32 п., по профессии врач-психиатр, ученик философа А.А. Аскольдова, проповедник христианства среди интеллигенции (в частности, привел к вере пианистку М.В.Юдину), после войны был близок к митр. Анастасию, автор ряда книг по апологетике и богословию, вышедших в Джорданвилле (издательство "Русской Церкви за рубежом", бывшей "карловацкоЙ").
З.П.Трuфyновuч, Русское Возрожденuе, 1978, N 4, стр. 211-235

4-11 февр.
Крымская (
Ялтинская) Конференция руководителей союзных держав: И.В. Cталин, Ф.Д. Рузвельт, У. Черчилль.
Решение вопроса об условиях капитуляции Германии, о ее оккупации и репарациях с нее.
Решение о создании Организации объединенных Наций; Совет Безопасности ООН – с правом вето постоянных членов.
Решение вопроса о границах Польши.
Соглашение по Дальнему Востоку: вступление СССР в войну с Японией через 2-3 месяца после капитуляции Германии; восстановление прав России, нарушенных в результате войны 1904-05гг. и передача СССР Курильских островов.
Порядок обращения с военнопленными и гражданскими лицами на освобожденных территориях, условия их репатриации.            
Дипломатич. Словарь, М., 1975, т. II, стр. 117-119

Начало года
Послание
Патриарха Алексия к верующим греко-католической (униатской) Церкви, проживающим в запaдных областях Украинской ССР:

"Вы издревле связаны со всей Русской Землей и общностью нашего рода, и языком, и прадедовскими обычаями ... За время своего отторжения от Русской земли ваши предки оторвались и от своей Матери – Русской Православной Церкви, и, по внушению извне, они, а за ними и вы, их потомки, признали над собой духовное руководство Римского папы и приняли вместе с тем католическую догматику, искажающую чистоту древнего вселенского Православия.

Православные обряды, какие вы сохраняете в своем богослужении, громко свидетельствуют о вашем прежнем пребывании в лоне святого Православия,
но духа они не имеют и благодатью Божией верующих они не питают (поистине кощунственное заявление!!! - Л.Р.) ...

Порывайте, расторгните узы с Ватиканом, который ведет вас к мраку и духовной гибели своими заблуждениями и сейчас хочет вооружить вас против всего свободолюбивого человечества, поставить вас спиной ко всему миру. Спешите вернуться в объятия вашей родной Матери – Русской Православной Церкви".      
ЖМП, 1952, N 3, стр. 22-23

М.Одинцов об отношении государства к Униатской Церкви:
"Уже в марте 1945 г. начинает меняться отношение к этой церкви. Она стала рассматриваться как "агент" Ватикана, который, в свою очередь, характеризовался как "защитник фашизма", стремящийся к усилению своего влияния в послевоенном мире. Из этих посылок и cтpoится план противодействия "гегемонистским" устремлениям Римско-католической церкви и искоренения ее влияния в СССР. Решено было, с одной стороны, всячески ограничивать деятельность греко-католических церквей, а с другой – снять ограничения в деятельности православной церкви, вплоть до допушения создания православных братств и миссионерства. На этом плане Cталин начертал "согласен" ...
М.Одинцов, в сб. На пути к свободе coвecти, стр. 64

15 марта

Письмо
Г. Карпова Сталину по поводу проблемы униатства:
Православная церковь может и должна сыграть значительную роль в борьбе против римско-католической церкви... Совет предлагает:
а) организовать в г. Львове православную епархию;
б) предоставить епископу и всем священнослужителям данной епархии права на проведение миссионерской работы;
в) организовать внутри униатской церкви инициативную группу, которая должна будет декларативно заявить о разрыве с Ватиканом и призвать униатское духовенство к переходу в православие.

М.Шкаровский:
Для привлечения патриархии Правительство пошло на значительные уступки в западных областях СССР. Так, например, 28 августа 1945 г. Совет утвердил представленный патриархом проект типового устава православных духовных братств, подлежащих организации во Львове, Минске, Вильнюсе и других городах. Согласно уставу братствам разрешалось не только издание листков, брошюр, молитвенников, но и благотворительная деятельность. Подобные уступки вызвали заинтересованность части иерархов.

Первоначально униатскому епископату предложили "самоликвидироваться". Некоторое время глава церкви митрополит Иосиф (Слепый) вел переговоры с Московской патриархией. Когда же определенно выяснилось, что все 5 униатских архиереев не желают переходить в православие, в апреле 1945 г. их арестовали. Через месяц появилась "инициативная группа" по воссоединению во главе с протопресвитером Г. Костельниковым, которая развернула широкую агитацию.
                        
  М. Шкаровский. РПЦ и  религиозная политика сов. Государства в годы войны. Стр.

10 апр.

Беседа
Cталина с Патр. Алексием в присутствии митр. Николая Крутицкого и прот. Н.Колчицкого. Одобрение Cталиным планов церковной деятельности. Принимал участие В.М.Молотов.
1. Известия, 11 апр. 1945
2. ЖМП, N 5, 1945,
стр. 25

Рассказ митрополита
Николая (Ярушевича) о встрече со Cталиным:
"Мы были приглашены в приемный зал и как только увидели Иосифа Виссарионовича, просто и сердечно с улыбкой приветствовавшего нас, мы, как и при первом приеме у нашего великого Вождя,  сразу почувствовали себя во власти этой обаятельной и теплой простоты обращения, за которой скрывается подлинное величие носителя этой внешней простоты.

Рядом с Иосифом Виссарионовичем стоял Вячеслав Михайлович  с такой же приветливой улыбкой. Полные счастья видеть лицом к лицу того, одно имя которого с любовью произносится не только  во всех уголках нашей страны, но и во всех свободолюбивых и миролюбивых странах, мы высказывали Иосифу Виссарионовичу нашу благодарность и на память преподнесли специально изготовленный кубок высокой художественной работы.

По приглашению Иосифа Виссарионовича мы сели, и потекла беседа в атмосфере такой сердечности и простоты, с какими мы были встречены ...

Беседа была совершенно непринужденной беседой
отца с детьми (!!! - подч. нами - Л.Р.). Охваченные радостным волнением от присутствия на приеме у величайшего из людей современной нам  эпохи, гениального вождя многомиллионного государства, мы не замечали,  как бежали минуты нашей беседы...

Таким же сердечным, как и встреча, было наше прощание с Иосифом Виссарионовичем и Вячеславом Михайловичем. Эти встречи и беседы, конечно, незабываемы. Они вдохновляют на любые труды и жертвы для нашего народа, во благо нашей родины, во главе которой стоит, счастье которой кует, славу которой высоко подымает над всем миром наш родной, наш великий Сталин".             
ЖМП, 1945, N 5, стр.25-26

Священник
Глеб Якунин о послевоенном состоянии Церкви:
«Если перед второй мировой войной Русская Православная Церковь пребывала в преддверии полной ликвидации, то начало войны и следующая затем быстрая и неожиданная смена "высочайшего" гнева  на милость явились для митрополита Сергия и горстки его окружения "манной небесной".

Восточное православие всегда было склонно к фатализму, пассивности, историософскому монофизитству, православное сознание часто поддавалось искусительной склонности: все происходящее в мире и в истории, как доброе, так и злое, воспринимать "совершающимся по воле Божией", "по Божьему  всеблагому желанию", подменяя при этом понятие Божьего
попущения (здесь и ниже курсив Г.Якунина. – Л.Р.) понятием Божьего сouзволения .

...С началом войны и последующим церковным "ренессансом" ощущение чудного промыслительного действия Божьего в историческом процессе, совершающемся в России, у руководства Московской Патриархии заметно усиливается. Божественным орудием  в этом процессе становится, по их выражению, "мудрый, Богопоставленный", "Богом  данный Верховный Вождь"
(Известия, 1944, 21 мая и 24 октября).

В послевоенные годы страна все более теряет признаки социалистического государства, перенимая худшие черты российской империи, гениально высмеянные М.Е.Салтыковым-Щедриным. Партия, духовно раздавленная в 1937-1938 г.г., превращается в рудиментарный придаток государственного аппарата. Главной опорой власти окончательно становится НКВД, развивается кастовость, чинопочитание, вся страна одевается в чиновничьи мундиры (от связистов до шахтеров и лесников).

На руководство Патриархии, занявшее выделенное для него видное место в государственной "пирамиде", "сыплются" щедрые милости. Официальная резиденция – в Чистом переулке, полуофициальная – усадьба в Переделкине, частные шикарные дачи, персональные правительственные автомобили, а для иногородних поездок патриарха даже выделяется специальнй салон-вагон. Питание из кремлевского распределителя, возможность телефонного разговора лично со
Сталиным. Широкое материальное благополучие. Правительственные нaгpaды, ордена, медали (например, патриарх Алексий – кавалер трех орденов Трудового Красного Знамени).

...Есть серьезные основания предполагать, что в послевоенный период у руководства Московской Патриархии было предчувствие великих грядущих перемен. Патриарх Алексий и его ближайшее окружение, по-видимому, ожидали скорого наступления момента, когда Сталин – "Новый Константин" распустит или полностью переформирует компартию, провозгласит страну панславянской православной империей и, испросив у Московского патриарха венчания
на царство, введет православие официальной государственной религией.

Тогда наступит в стране подлинное "торжество православия". Сталин называется уже не просто "Богопоставленный и Богом данный", он не слепое орудие в руках Божьих, он – избранник Божий,
"которого Промысел Божий избрал и поставил (курсив Г.Я.) вести наше Отечество по пути благоденствия и славы ..." (Алексий, Слова и речи, т. 1, стр. 206).

"Бог возглавил ее
(страну – Г.Я.), избранным им гениальным Вождем Иосифом Виссарионовичем Сталиным, который и до сего времени вел нашу Родину и приведет в будущем к невиданной славе" ("Известия", 12 мая 1945 г.).

Вот каким неожиданным путем восторжествует на Руси гениальная идея "Москва – Третий Рим" инока псковского Елеазарова монастыря Филофея! Вот через какой страшный "очистительный огонь" должны были, оказывается, пройти "новый Константиновград" и Россия! Но во всей силе и красе, могущества и славе уже восстает она из пепла птицей Фениксом!»   
    
Священник Глеб Якунин, сб. На пути к свобoде совести: стр. 189-192

О протоиерее
Николае Колчицком.
А.Левитин:
"Увидев Введенского
(речь идет о лидере обновленчества – Л.Р.), я рассказал ему о разговоре со священником. Впечатление он произвел приятное, но уж очень не понравились глаза: косые, бегающие, с каким-то неприятным злобным и хитрым выражением. Александр Иванович сказал: "Вы говорили с очень крупным человеком, с человеком, который может о себе сказать: "Тихоновская церковь – это я".

"С кем же?" "С управляющим делами Патриархии протоиереем Николаем Колчицким" ...

Во время церковной cмyrы
(обновленческой – Л.Р.) Колчицкий занимал уклончивую позицию, не примыкая ни к одной из борющихся партий, а в 1924 году как-то странно очутился в Москве. Официальная версия гласит, что он был выслан из Харькова. (Выслан в Москву?! Странное место ссылки).

Затем он становится священником Елоховского, тогда еще не кафедрального, но одного из центральных храмов Москвы. В конце 20-х годов, после поголовного ареста почти всех священнослужителей Елоховского собора, он становится его настоятелем. Чем был занят тогда настоятель? На этот вопрос может ответить некий документ, находившийся в архивах Московской Патриархии и  который хранился у Митрополита Николая. В 1960 году мне пришлось с ним познакомиться.

Документ представляет собой прошение на имя заместителя Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от имени прихожан Елоховского Богоявленского собора. Документ написан идеальным каллиграфическим почерком, составлен хорошим литературным языком, он очень убедительно рассказывает о заслугах отца Николая Колчицкого и заканчивается просьбой наградить его митрой. Документ тем более убедителен, что написан почерком отца Николая
Колчицкого. Характерные для него обороты не оставляют сомнения в его авторстве. Вскоре он действительно был награжден митрой.

В 1930 году отца Николая постигло горькое испытание: он был арестован и заключен в знаменитую тюрьму на Лубянке. О его пребывании там рассказывал многим людям совместно с ним арестованный известный московский протоиерей о.Димитрий Боголюбов.

"Во время одной из ночных бесед, – рассказывал о.Димитрий, – следователь вдруг меня спрашивает:
‘Не хотите ли у нас послужить?’.
А я притворился дурачком и спрашиваю:
‘А что, разве у вас здесь есть храм?’
На другой день меня перевели в Бутырку и дали десять лет, а Колчицкого выпустили. А почему?".

На этот риторический вопрос отца протоиерея отвечает дальнейшая судьба Николая Колчицкого ... После ареста происходит стремительный взлет отца Николая к вершинам. Он становится (после закрытия Дорогомиловского собора) настоятелем Кафедрального собора Москвы, занимает должность заместителя Управляющего делами Московской Патриархии. А после назначения архиепископа Сергия Воскресенского в Ригy в 1940 году становится Управляющим делами Московской Патриархии.

Он неразлучен с Митрополитом Сергием. Не отходит от него ни на шаг. Так как Митрополит страдал в это время глухотой, то беседа Патриаршего Местоблюстителя с посетителями происходила так: Николай Федорович опускался на колени перед креслом престарелого Митрополита и кричал ему в ухо слова собеседника. Таким образом, ни один из посетителей не проходил мимо внимания Николая Колчицкого. "Он отвечает за Митрополита Сергия", – сказал мне однажды Митрополит Введенский.
"Перед кем?" – спросил я. "Во всяком случае, не перед Церковью", –  ответил мой шеф, улыбаясь по обыкновению моей наивности.

Высшей своей точки достигла власть Николая Колчицкого в послевоенное время, при патриархе Алексии, когда он становится буквально царем и богом. Назначает архиереев, отправляет их на покой,  выгоняет священников, поставляет их, причем, по имеющимся сведениям, в это время он запятнал себя совершенно беспрецедентной в Русской Церкви симонией
(продажей церковных должностей и званий - Л.Р.). Будучи облачен саном протопресвитера (единственного в Русской Церкви), он становится поистине полновластным ее хозяином. И только 1956-57 годы, которые ограничили власть КГБ, покончили заодно и с  непререкаемой властью эмиссара этого  учреждения в Церкви.

...Последний щекотливый вопрос. О стукачах. Об агентах органов безопасности, наводнявших церковь.

Помимо официальных руководителей в каждой епархии был патентованный, почти официальный представитель органов в рясе. В Москве таким представителем был уже неоднократно упоминавшийся в этой работе Николай Федорович Колчицкий, открыто заявлявший, что у него нет секретов от Сталина, являвшийся к архиереям с требованиями об отставке, проводивший линию МГБ, затем КГБ... Что касается рядового духовенства, то обычно из трех священников, служивших в каждом московском храме, один был связан с органами".  
А. Левитин, Рук Твоих жар, стр. 80-83, 205

4 мая
Письмо Патриарха
Алексия Г.Г.Карпову.
Выдержка из письма:
Если можно, сегодня же пришлите мне текст моей телеграммы чтобы я ее мог сегодня же отправить...
Выдержки из архивных материалов: предоставил о. Глеб Якунин

Июнь
Выдача англичанами
русских казаков, сотрудничавших с немцами, на расправу советским властям.
Википедия:
Согласно договорённости, достигнутой на Ялтинской конференции между Сталиным и Черчиллем, британское правительство обязалось выдать после окончания войны Советскому правительству всех перемещённых лиц, бывших гражданами СССР на 1939 год.

С семи часов утра 1-го июня казачьи семьи собрались на равнине за лагерной оградой вокруг полевого алтаря, где проводилось траурное богослужение. Когда настал момент причащения (причащали одновременно 18 священников), появились британские войска. Солдаты бросились на толпу; началась расправа: сопротивлявшихся казаков избивали и кололи штыками, пытаясь загнать в машины. Стреляя, действуя штыками, прикладами и дубинками, они разорвали заградительную цепь безоружных казачьих юнкеров. Избивая всех без разбора, бойцов и беженцев, стариков и женщин, втаптывая в землю детей, они стали отделять от толпы отдельные группы людей хватать их и насильно бросать в поданые грузовики, где их в последствии бросали в советские железнодорожные вагоны.

Массовая выдача обитателей Казачьего Стана продолжалась до середины июня 1945 г. К этому времени из окрестностей Лиенца в СССР было депортировано свыше 22,5 тыс. казаков и кавказцев, в том числе как минимум 3 тыс. старых эмигрантов. Более 4 тыс. человек бежало в леса и горы. Не менее тысячи (по другим данным, около 13 тыс.) погибли во время кровавой драмы 1 июня.
Википедия, ст. Выдача казаков в Лиенце

Яков Панский, интернет-журнал  "Эксперт":

Операция «Килхол» – одна из самых позорных страниц британской военной истории. Так называлась операция по вытеснению около двух миллионов человек, в основном военнопленных, с территории Австрии в советскую зону оккупации. Сделано это было в мае-июне 1945 года в соответствии с Ялтинскими договоренностями, по которым британское правительство обязалось после окончания войны выдать СССР всех перемещенных лиц, которые на 1939 год были гражданами Советского Союза. Очень многие из выданных впоследствии были расстреляны или погибли в советских лагерях (при этом зачастую выдавали русских, не имевших ранее советского гражданства – из числа белых эмигрантов). По выражению Александра Солженицына, эта операция стала «последней тайной Второй мировой войны».

Наиболее известный ее эпизод – депортация донских, кубанских и терских казаков, принимавших участие в войне на стороне гитлеровской Германии. Всего в австрийском городе Лиенце было выдано около 50 тысяч казаков, включая женщин и детей. Оказавших сопротивление расстреливали на месте. Многие кончали с собой тут же или в вагонах поездов по дороге на родину.

Погрузка казаков в поезда сопровождалась многочисленными эксцессами от попыток группового побега до убийства жен и детей – по некоторым свидетельствам, двадцать или тридцать казаков убили своих детей, чтобы их не воспитывали безбожные большевики. В вагонах, приходивших в советскую зону, нередко обнаруживали трупы. Один из казаков каким-то образом перерезал себе горло куском колючей проволоки. В других случаях они вешались на шарфах или веревке, скрученной из куска материи. Их товарищи в вагонах вполне могли предотвратить эти самоубийства, но не делали этого.

Выданных казаков советские солдаты быстро собирали в группы и уводили. По воспоминаниям одного британца, за станцией, куда прибыл его эшелон, была рощица. Из этой рощицы раздавались длинные автоматные очереди. Хотя самой расправы сопровождающие не видели, догадаться о том, что происходит, было несложно.

Британские солдаты, на долю которых выпала задача сопровождать поезда с военнопленными на советскую территорию, испытывали к этому острое отвращение. В самые первые дни задание выполнял 2−й батальон лондонских ирландских стрелков, вероятно, потому, что батальонное командование почему-то считало ирландцев пригодными для такого рода работы более англичан. Командир этого батальона вспоминал, как он получил приказ о репатриации всех военнопленных и как был удивлен, с какой горячностью казаки настаивали на невозможности своего возвращения в СССР. Сначала его подопечных раздражали все эти отчаянные жалобы и страшные рассказы о том, что ожидает казаков на родине. Некоторые солдаты советовали казакам не валять дурака и не преувеличивать – трудно было поверить, что подобные вещи возможны. Но когда первые отряды сопровождения стали возвращаться обратно, быстро распространились слухи, что военнопленных уводят и расстреливают.

Командир ирландских стрелков доложил начальству, что положение серьезное и его люди находятся на грани неповиновения. Начальство не стало особенно вдаваться в суть дела. Оно просто отозвало лондонский ирландский батальон и заменило его другим подразделением.
http://www.expert.ru/printissues/expert/2008/30/vozvraschenie_na_rodinu/
Наиболее полное исследование: Н.Д.Толстой  "Жертвы Ялты"  http://ricolor.org/history/b/tolstoi/


Июнь
Состояние РПЦ:
На 1 июня, по подсчетам Совета по делам РПЦ, общее количество действующих храмов МП составляло
10243, в том числе на Украине – 6072, в РФСР – 2297. В том же году еще функционировало 104 монастыря (вместе с 22 закарпатскими), в которых проживало 4632 насельника.
      
М. Шкаровский. РПЦ и  религиозная политика сов. Государства в годы войны. Стр.

5 июня
Декларация о поражении Германии
и взятие на себя верховной власти в отношении Германии правительствами СССР, Великобритании, США и временным правительством Франции. Учреждение Контрольного Совета в составе 4-х главнокомандующих.  Дипломатич. Словарь, Т. 1, стр. 291-292

25 апр. - 26 июня

Сан-Францисская конференция по выработке Устава Организации Объединенных Наций: участвуют 50 государств.
В преамбуле Устава выражалась решимость "избавить грядущие поколения от бедствий войны".
Утверждение полномочий Генерального Секретаря ООН, Совета Безопасности, Генеральной Ассамблеи, Совета по опеке и Международного Суда.             
Там же, Т. III, стр. 13-15

28 мая - 26 июня

Путешествие Патриарха Алексия в Иерусалим (первый русский Патриарх в Иерусалиме). 
 
ЖМП, 1949 N 7, стр. 9

11 июня

Письмо Патриарха
Алексия   Г.Г.Карпову.
Выдержки из письма:
Дорогой Георгий Григорьевич!
Посылаю Вам переработанное письмо – "Ответ  М.Анастасию". Вы скажете - пускать ли его в ход? Я полагаю, что посколько это письмо от частных людей, которые это письмо свое могут пустить в ход, даже не давая знать о нем духовной власти, и посколько мы не ответственны за его содержание, его пустить в ход можно.

Еще посылаю для Вашего сведения сегодня полученное письмо свящ. Мягкого из Карлсбада - что мне ему ответить? Я бы думал телеграммой, что ввиду его семейных обстоятельств ему еще остаться некоторое время в Карлсбаде с моей стороны нет препятствий.
Посылаю еще письма М.Серафима из Парижа.
Серд. преданный А.
Выдержки из архивных материалов: предоставил о. Глеб Якунин

28 июня

Письмо Патриарха Алексия Г.Г.Карпову.
Выдержки из письма:
1.Дорогой Георгий Григорьевич! Посылаю Вам;
1/ от Д.С.Слода из Дамаска коробку с восточными сладостями:
2/ от меня для Вашего кабинета ковер – во всяком случае совершенно персидский:
3/ подушку с пожеланием, чтобы ока Вам служила верой и правдой. Я думаю можно сделать, чтобы она была помягче. Она тоже восточного происхождения – из Каира.
Сердечно Вам преданный     28.VI.1945   П.Алексий
Выдержки из архивных материалов предоставил о. Глеб Якунин

16 июля
Первый взрыв
атомного устройства на испытательном полигоне в Аламогордо в США.

17 июля - 2 авг.
Берлинская (Потсдамская)
конференция союзных государств:
И.Б.Cталин, Г.Трумэн, У.Черчилль (с 28 июля – К.Эттли).
Разработка принципов послевоенного мира.
Решение о том, что "германский милитаризм и нацизм будут искоренены".
Раздел Германии на зоны оккупации.
Разоружение Германии, репарации с нее: 25% промышленного капитального оборудования, изымаемого в западных зонах в порядке репараций, передается СССР. Германский военно-морской и торговый флот – поровну между тремя державами.
Решение о предании международному суду главных "военных преступников".
Передача СССР г.Кенигсберга с прилегающим районом; для Польши – "существенное приращение территории на севере и на западе"(граница "Одер-Нейсе").
Учреждение при ООН "Совета Министров иностранных дел" (СМИД).
Потсдамская Декларация с требованием к Японии о безоговорочной капитуляции.
Присоединение Франции к решениям Конференции.           
Дипломaтuч. Словарь, т. 1, стр. 125-127

6 августа
Атомная
бомбардировка города Хиросима: бомба мощностью 20 килотонн, погибло 140 тыс. человек.

8 августа
Присоединение СССР к Потсдамской Декларации и объявление состояния
войны с Японией.
Там же, т. 1, стр. 127

9 августа
Атомная
бомбардировка города Нагасаки: погибло 75 тыс. человек.

10 августа
Обращение Патриарха Алексия к карловацкой церкви с призывом вернуться в Московскую Патриархию.
                                           ЖМП, 1945, N 9, стр. 9

1945

Оценка сложившейся политической ситуации.

М.Поповский:

"Год сорок пятый принес пропагандистской машине новые заботы.
Интересы вождя устремились в основном за рубеж. Захвачена Болгария, русские войска стоят в Венгрии, Румынии, Польше, занимают половину Германии. Сталин упивается победой, упивается своей мощью. Кто мешает ему двинуть свою армаду дальше? Европа лежит в развалинах, союзники устали, американцы спешат домой. А почему бы и не
осуществить извечную русскую мечту о проливах? Полонить Грецию и Турцию? А там и Ближний Восток недалек ...

Военная подготовка к прыжку сопровождается подготовкой политической. И тут очень к месту пришлась Патриархия. В политического эмиссара на Ближний Восток Сталин командирует самого Патриарха Алексия. Газетам и журналу Патриархии приказано изображать поездку Святейшего как "паломничество по святым местам".

Вот так просто на девятнадцатый день после окончания войны собрался Святейший и поехал помолиться ко гробу Господню. Странное, однако, было это паломничество. Пересаживаясь из самолета в машину, из машины в поезд и снова в самолет, Патриарх промчался через Тегеран, Багдад, Дамаск, Бейрут, Иерусалим, Каир, встретился по дороге с тремя
Патриархами, с королем, двумя президентами и еще с полдюжиной видных политических деятелей – и через месяц вернулся в Москву.

Думаю, что на Западе никто не поверил версии о паломничестве. Да Сталину и не важно было: верят или не верят, лишь бы боялись. Истинная же  цель патриаршего рейда состояла в том, чтобы произвести как можно большее впечатление на местных архипастырей, втолковать им, что теперь, после победы СССР над Германией, глава Московской Патриархии по всему политическому раскладу становится первым, самым значительным лицом мирового православия, и здесь, на Ближнем Востоке, его голос отныне станет наиболее весомым и определяющим".     
М.Поповский, стр. 401-402

Даниил Андреев – оценка послевоенной ситуации:
"В исходе войны немалое значение имело то, что эманация государственного комплекса чувств ... усилиями вождя и партии была доведена до таких объемов, какие в мирное время были бы, конечно, немыслимы. Этой эманации способствовало все и вся: от пропагандистов и агитаторов до священников на амвонах, от знаменитых композиторов и писателей до микроскопически неведомых работников печати и кино, от ведущих ученых до последних, мельчайших партийных работников на заводах. Прививалось это к различным инстинктам: и к патриотизму, и к национализму, и к интернационализму, и к вере в Бога, и, напротив, к вере  в партию, и к жажде мира, который мог прийти только через победу, и к  ужасу и омерзению перед зверствами фашизма, и к любви к своей земле, семье, дому, детям.

...Cталина в его натиске на Запад заставило остановиться одно неожиданное событие. То есть, предуведомлен он о нем был, но не придавал этой опасности должного значения. В мае 1945 года, когда уже началась разработка планов нападения на недавних союзников, вождь был информирован – не из мистического, а из вполне земного источника, – об испытании первой атомной бомбы в Нью-Мексико. Он почувствовал нечто вроде того, как если бы атомная бомба взорвалась у него в сознании.

Вместо долгожданного перерастания второй мировой войны против фашизма в сокрушение всего капиталистического мира, вместо триумфального шествия революционных армий через Францию, Италию, Испанию, Африку неведомо куда, предстояло застыть на месте, кусая локти и высчитывая, сколько же лет потребуется теперь для того, чтобы тоже обзавестись атомным оружием, догнать и перегнать врага и, уложив капитализм в гроб, молниеносным превращением в пустыню его столиц, провозгласить объединение мира под верховной властью единственного человекобога.

Была сокрушена опасность мирового распространения национал-социализма. Обрисовывались уже совершенно отчетливо новые опасности.

Одна заключалась в том, что на почве второй мировой войны с головокружительной быстротой вырос до умопомрачительных размеров уицраор
(общее название демона великодержавной государственности у Д.Андреева - Л.Р.) Америки. Казалось, гряда небоскребов отделена теперь от Европы не океаном, а лужей воды. Этот уицраор сумел объединиться со своими дальними родственниками в Западной Европе и расположиться так, что его щупальца шарили чуть ли не у всех границ Советского Союза. Учитывая ошибки своего немецкого предшественника, он вырабатывал идеологическую концепцию, которая против интернационализма Доктрины выдвигала не что-либо провинциальное и локальное, но космополитизм, идею столь же чреватую всемирной потенцией, как и сама Доктрина.

...Другая опасность заключалась в том, во что была превращена в  итоге второй мировой войны Россия – и духовно, и физически ..."                                  
Даниил Андреев, Роза Мира


24 августа - 5 сентября

Пребывание Митрополита
Николая в Париже.

24 августа
Торжественная встреча на аэродроме
Бурже: посол СССР во Франции А.Е.Богомолов, советник посольства А.А.Гузовский, делегация советской военной миссии во главе с генералом Дparyнoм; от Патриарших приходов в Париже – благочинный о.Cтефан Светозаров, его заместитель настоятель французского православного прихода о.Дионисий Шамбо, секретарь благочиннического совета Н.А.Полторацкий; от Митрополита Евлогия – Архиепископ Владимир и о. Николай Сахаров; от Союза Советских Патриотов – председатель С.В.Матяш и генеральный секретарь А.Д.Марков.

25 - 29 августа

Богослужения митр.
Николая: на Трехсвятительском подворье (улица Петель), в храме св. Троицы (под Парижем), в Вознесенской церкви французского православного прихода (около 200 прихожан западного обряда во главе с православным бенедиктинцем о.Дионисием Шамбо).

Слово
митр. Николая перед французской паствой:
"Дорогие отцы, братья и сестры!
Когда ваша Церковь воссоединилась с нашей, патриарх Сергий неоднократно выражал свою радость по этому поводу. Он много раз возвращался к этому вопросу, который был для него одним из важнейших дел его пастырской жизни.

Это же настроение разделяется и сейчас церковными кругами Москвы, во главе со Святейшим Алексием. Более того, перед моим отъездом из Москвы, обращаясь к пастве в московских храмах, я говорил русским людям, что встречу в Париже их дyxoвных братьев, православных французов. Огромная радость овладевала слушавшими меня при известии о том, что есть во Франции братья и сестры, чужие по крови, но родные по духу, члены единой церковной семьи. Я благословляю ваше дело, пастырей и паству, желаю процветания православной церкви западного обряда и обещаю быть всегда и во всех случаях защитником ее интересов и ходатаем за ее нyжды перед лицом Патриарха".

25 августа

Письмо митрополита
Анастасия (из Мюнхена) главнокомандующему американскими войсками в Европе ген. Эйзенхауеру о трагической судьбе русских беженцев:
«После семи лет ужасной войны – солнце мира взошло над страждущей землей. Этот мир завоеван героизмом Союзных Войск и мудростью, отвагой и самоотверженной доблестью их вождей. Среди их имён – Ваше имя стоит на первом месте. Эти имена будут благословляться теми народами, которым победа Союзных Войск вернула свободу. С чувством глубокого удовлетворения эта победа была встречена беженцами из разных стран, которые сейчас проживают в Германии...

Только одни русские, которых в Германии было больше, чем представителей любой другой нации, были лишены этой радости. Они были принуждены оставаться на чужбине потому, что между ними и их Домом – стена, переступить которую не позволяет им их совесть и здравый смысл...

Русские, конечно, любят свою родину не менее, чем французы, бельгийцы или итальянцы любят свою. Русские тоскуют по родине. Если, несмотря на это, они всё же предпочитают оставаться на чужбине, не имея жилища, часто будучи голодными и не имея юридической защиты, то это только по одной причине: они хотят сохранить самую большую драгоценность на этой земле – свободу: свободу совести, свободу слова, право на собственность и личную безопасность. Многие из них уже состарились и хотели бы умереть на родине, но это невозможно, покуда там господствует власть, которая основана на терроре и подавлении человеческой личности.

  ...Замечателен тот факт, что не только интеллигенция, но и крестьяне и простые рабочие, которые покинули Россию после 1941 года, когда она вступила в войну, и которые были воспитаны в условиях советской жизни – не желают возвращаться в Советскую Россию. Когда пробовали их депортировать силой, они взывали в отчаянии и молили о милосердии. Они даже иногда кончают самоубийством, предпочитая смерть на чужой земле, чем возвращение на родину, где их ожидают одни страдания.

Такое трагическое происшествие мело место 12 августа в Кемптене. В этом месте, в лагере Ди-Пи, – большое скопление русских эмигрантов, т.е. людей, которые покинули Россию вскоре после революции, а также бывших советских граждан, которые несколько позднее выразили своё желание остаться заграницей. Когда американские солдаты явились в лагерь с целью разделить этих эмигрантов на две категории и выдать бывших советских граждан в советские руки, то они нашли всех эмигрантов в церкви, горячо молящихся Богу, дабы Он их спас от депортации. Будучи крайне беззащитными и покинутыми, они считали церковь своим последним и единственным убежищем.  Никакого активного сопротивления не было оказано. Люди, стоя на коленях, только молили о помиловании, стараясь, в полном отчаянии, целовать руки и даже ноги офицеров. Невзирая на это, они были силой изгнаны из церкви. Женщин и детей солдаты волокли за волосы и били. Даже священников не оставили в покое. Священники всячески старались защитить свою паству, но безуспешно. Одного из них, старого и уважаемого священника, выволокли за бороду. У другого священника изо рта сочилась кровь, после того как один из солдат, стараясь вырвать из его рук крест, ударил его в лицо. Солдаты, преследуя людей, ворвались в алтарь. Иконостас, который отделяет алтарь от храма, был сломан в двух местах, престол был перевёрнут, несколько икон были брошены на землю. Несколько человек было ранено, двое пытались отравиться; одна женщина, пытаясь спасти своего ребёнка, бросила его в окно, но мужчина, который, на улице подхватил на руки этого ребёнка, был ранен пулей в живот.

Можно себе легко представить, какое огромное впечатление произвёл этот случай на всех свидетелей. Особенно он потряс русских, которые никак не ожидали такого обращения со стороны американских солдат. До сих пор они видели от них лишь помощь и поддержку. Американские власти всегда оказывали уважение и доброжелательство русским церквям и церковным организациям. Надежда на защиту доблестной американской армии и побудила так многих русских стремиться попасть в американскую зону оккупации…

Считая трагедию в Кемптене единичным случаем, имевшим место по недоразумению, русские люди твёрдо верят, что ничего подобного никогда больше не повторится. Они надеются, что им, как и раньше, будет оказана благожелательная помощь. Они уверены, что победоносная Американская Армия, Армия страны, которая славится своей любовью к свободе и человечеству, поймёт их желание отстаивать свои наилучшие национальные и религиозные идеалы, ради которых они страдают уже более 25 лет. 

Мы с радостью отмечаем, что мы, русские эмигранты в Европе, не одиноки в этом отношении. Недавно мы получили сообщение от епископов нашей Церкви в Соединенных Штатах о том, что они не согласились признать новоизбранного патриарха в России. Они считают, что было бы несовместимо с их чувством достоинства и священнической совестью быть в подчинении у учреждения, которое находится под полным контролем Советского правительства, старающегося воспользоваться этим в своих целях. Голос наших собратьев говорит об убеждении их многочисленной паствы в США…

Мы укрепляемся в вере, что стоим на правильном пути, отстаивая свою независимость от Московских церковных и политических властей до времени установления нового порядка в нашей стране, основанного на принципе истинной демократии, т.е. свободы, братства и справедливости. Одержав славную победу вместе со своими союзниками, и раздвинув свои границы, Россия могла бы стать самой счастливой страной, если бы она вернулась к здоровой политической и социальной жизни.    Будучи уверенными, что победа вечной правды наконец восторжествует, мы всегда молимся, чтобы настали для неё, – России, – как можно скорее лучшие дни, и чтобы мир и благополучие во всём мире установились бы по прошествии дней войны.
Благословение Господне да будет на Вас.
Ваш покорный слуга   Митрополит Анастасий»   
Прот. А. Киселев. Облик генерала А. А. Власова. Приложение VI. Цит. по В.Гомартели. http://hristov.narod.ru/letopis3.htm

2 сент.
Торжественное богослужение в Александро-Невском соборе трех митрополитов:
Николая, Евлогия и Серафима (бывшего "карловацкого").

3 сент.
Торжественный прием Митрополита
Николая в советском посольстве: дипломатический корпус, парижское духовенство, пресса, общественные деятели, офицеры Красной Армии.

3 сент

Письмо Председателя Инициативной группы греко-католического (униатского) духовенства
Гавриила Костельника  на имя патриарха Алексия:

«Я должен подчеркнуть, что только очень небольшой процент между нашими священниками, присоединившимися к «Инициативной группе», сделали это по убеждению. Таких священников нет вероятно и 50. Другие сделали это потому, что «нет иного выхода» из образовавшегося положения. Это, конечно, еще не означает, что все эти священники являются на 100% папистами (при­верженцами папы). Но если бы не было нажима со стороны государства, то наверняка в нынешних условиях даже 50 священников не нашлось бы таких, какие хотели бы «разрушить» греко-католическую церковь, чтобы преобразовать ее в православную... Православие, какое у нас в такой короткий срок возникнет, будет сперва только внешней лакировкой... Я все время думаю над этим и пришел к такому убеждению, что по принципу все наши новые православные епископы решительно должны быть нашими людьми, из униатов».

Из доклада уполномоченного
Совета по делам религии Украинской ССР.
Количество храмов Греко-Католической Церкви в:
Львовской области - 522
Драгобычской - 658
Станиславской - 567
Тернопольской - 514
Черновицкой - 4
Волынской - 2
В остальных областях УССР греко-католических церквей нет. Взято на учет греко-католических священнослужителей 1684. В результате работы инициативной группы по воссоединению греко-католической церкви с русской православной церковью и проведенной работы наших уполномоченных - до 810 священников греко-католической церкви присоединились к «инициативной группе».
Оригінал. Машинопис. ЦДАГОУ: Ф. 1. - Оп.23. - Спр. 1640. - Арк.99-102. http://www.ugcc.org.ua/ukr/library/psevdosobor/vidomosti/

7 сент.
Заседание Св. Синода. Принятие в общение
митр. Евлогия и еп.Серафима (Лукьянова). Восстановление общения явилось плодом поездки митр. Николая во Францию.  
     
ЖМП, N 9, 1945, стр. 9

1945
Оценка
митр. Евлогием  настроений  православной русской эмиграции:
«Огромная непобедимая Россия, от Ледовитого океана до Индийского (мечта!), гроза пограничных сильных держав, покровительница малых, сестра родная всех славян ... и Москва –  кто знает! – быть может, всемирный центр Православия – грандиозная программа националистических чаяний, казалось, теперь может развернуться со всей убедительностью исторической реальности ...

И было так же убедительно, что Россия вознесена на вершину военной славы и справилась с врагом, благодаря чьей-то железной воле, жестокость которой многим бы хотелось оправдать пользой ... В те дни побед впервые в Зарубежье стали раздаваться такие речи среди русских патриотов ... Что-то незаметно сдвинулось, изменилось в старых привычных оценках, начала мepкнyrь самая о них память ...

Постепенно стало забываться незабываемое – о чем говорили так часто с амвона, в печати, в лекционных зальцах, в семейном быту: о Соловках, о епископах-мучениках, об осквернении святынь, о тайной церковной жизни ... История перевернула страницу, и содержание следующей поглотило внимание, так оно казалось ново.

Это новое – прекращение в России гонений на Церковь. Больше этого – согласие во взаимоотношениях государства и Церкви. Государство уступило, допустило существование "своей" Церкви: непримиримое отыскало путь к подобию примирения.

Известие о прекращении гонений, а потом о Соборе и избрании Патриарха Владыка воспринял как великую радость духовной победы, связанную с победой на полях сражений, как знак "прощенности" русского народа».   
Митр. Евлогий

Свидетельство
Т. Манухиной о настроениях митр. Евлогия перед кончиной:
"Стремление Владыки вернуться в лоно Русской Матери-Церкви и действия, предпринятые для его осуществления, не исчерпали его  патриотических пожеланий. Владыке этого недостаточно, его планы простираются дальше – вернуться на родину, там найти место последнего упокоения. И вернуться не одному, а со всей эмигрантской паствой ...

Мы говорим на какие-то общие неволнующие темы, но само собой беседа заканчивается его любимой и теперь единственно ему интересной темой – о России.

– Вот там, в России, подлинное могучее русское дерево, мы здесь все лишь тончайшие его веточки ... сорвет  нас первая буря... Да... Жить родиной, работать для нее, вернуться! Наша Русская Церковь – национальная Церковь была и есть, и я плоти и крови преодолеть не могу. Высшим христианским идеалом я жить не могу... – с глубокой искренностью говорит Владыка".      
Там же   
                                         

1945

Ответ первоиерарха Зарубежной Церкви митрополита
Анастасия на призыв патриарха Алексия вернуться "в ограду" Матери-Церкви:
Члены РПЦЗ "никогда не считали и не считают себя находящимися вне ограды Православной Русской Церкви, ибо никогда не разрывали канонического, молитвенного и духовного единения со своею Матерью-Церковью... Не перестаем благодарить Бога за то, что Он судил нам оставаться свободной частью Русской Церкви. Наш долг хранить эту свободу до тех пор, пока не возвратим Матери Церкви врученный ею нам драгоценный залог. Вполне правомочным судиею между зарубежными епископами и нынешним главою Русской Церкви мог бы быть только свободно и законно созванный и вполне независимый в своих решениях Всероссийский Церковный Собор с участием по возможности всех заграничных и особенно заточенных ныне в России епископов, перед которыми мы готовы дать отчет во всех своих деяниях за время нашего пребывания за рубежом..."
"Православная жизнь" № 6, 1976.  Цит. по В.Гомартели. Летопись.

Сентябрь
Послание Патр.
Алексия Сталину по случаю окончательной Победы.    ЖМП   N 9, 1945, стр. 12

28 сент./18 окт.
Поездка митр. Григория
в Финляндию с предложением опереходе Финской Православной Церкви от Константинополя к Московской Патриархии. Еп. Александр ответил согласием.   
       
ЖМП, N 11, 1945, стр. 5

10 - 23 окт.
Поездка арх. Фотия Орловского и Брянского в
Австрию и Чехословакию с целью установления канонической связи с зарубежными русскими епископами.        ЖМП, N 11, 1945, стр. 14

22 окт.
Принятие в общение
Мукачевской епархии, перешедшей от Сербской Церкви.   Там же, стр. 20

Октябрь

Поездка в
Германию прот. Колчицкого и прот. Казанского. Присоединение арх. Александра.
ЖМП, N 12, 1945, стр. 4

23 окт.
Еп. Ростовский и Таганрогский Елевферий и свящ. Григорий Разумовский пребывают в
Харбине для установления канонического общения с митр. Мелетием, арх. Нестором и еп. Ювеналием. 
  
Там же, стр. 14

Конец года
Несостоявшаяся попытка привлечь
А.И. Введенского, лидера обновленчества, к пропагандистской кампании против Ватикана.
О. Брушлинская:
«Незадолго до его кончины Анна Павловна (вдова А.И.Введенского) вдруг увидела Александра Ивановича необычно оживленным. Он сообщил ей, что начинает писать книгy о Ватикане. Может быть, это пошло с легкой руки Луначарского, который как-то сказал, что митрополит своей высокой образованностью, ораторским блеском, умением широко и современно мыслить более похож на католического священника, чем на православного. К нему тяготели люди из католической среды.

Как бы то ни было, известно и другое: Введенский резко осуждал Ватикан за воинствующее неприятие социализма, за объявленный католическим Римом "крестовый поход" против Советской России. Над книгой он работал недолго, но самозабвенно, напряженно. "В эти дни он был как-то по-особому счастлив", – говорит Анна Павловна.

Но когда работа была окончена, быстро выяснилось, что опубликовать книгy не удастся.
"Все оказалось ненужным", – повторял Введенский. Он сразу как-то постарел, потемнел, сделался молчаливым. Через несколько дней у него случился удар...»        
Наука u Рeлuгuя, 1988, N 6

1945
Ликвидация обновленчества
.
Высказывание архиепископа Ермогена (Голубева), относящееся к вопросу о соотношении обновленчества и Патриархии. Один из духовных детей владыки в беседе, состоявшейся в начале 1960-х гг., спросил его: «Владыко, почему Cталин отменил обновленчество? – Оно  стало ненужным:
дух обновленчества почил на Патриархе Алексие».
Сообщено автору (Л.Р.) Феликсом Карелиным, участвовавшем в этой беседе с вл. Ермогеном

М. Одинцов о судьбе обновленчества:
"Несколько ранее
(до марта 1945 г. - Л.Р.) была решена судьба и обновленческого движения. Г.Г. Карпов и В.М. Молотов считали в сложившихся обстоятельствах возможным "не препятствовать распаду обновленческой церкви и переходу обновленческого духовенства и приходов в патриаршую церковь". С этими предложениями они обратились к Cталину и получили резолюцию: "согласен" (материалы ЦГАОР).                        М.И.Одuнцов, сб. На пути к свобoде coвecти, cтp. 64

4 дек
.
Послание
митр. Иоанна, Экзарха Украины, "пастырям и верующим греко-католической церкви, проживающим в западных областях Украинской ССР":
...Промыслу Божию угодно было, чтобы в Великой Отечественной войне победа осталась не за фашизмом, который "мил" Ватикану, а за Советской страной, и наша Православная Церковь торжествует и радуется тому, что когда-то насильно отторгнутые земли – Галичины, Закарпатской Украины – опять воссоединились с Советской Украиной и через то насельники их получили возможность свободного исповедания своей прадедовской православной веры, а не навязанной папским Ватиканом унии ...

Это грядущее массовое возвращение в лоно истинной Церкви невольно  напоминает нам всем праздник, именуемый "Торжество Православия", установленный Церковью в память победы над разными заблуждениями ложной человеческой мудрости.

В деле устроения торжества не малое участие принимала и принимает так называемая "Инициативная группа по воссоединению греко-католиков с Православной Церковью". Имена о. д-ра Г.Ф. Костельника, о. д-ра М.И. Мельника и о. д-ра Пелевецкого А.А. войдут в историю, как глашатаев вселенской правды и Христовой истины ...  
                           ЖМП, 1946, N 1, стp. 9-11

21 дек.

Принятие Патриархом Алексием Президента Всеславянского Конгресса США г.
Лео Кржицкого. Его запись в книге почетных посетителей:
"Как американец славянского происхождения, я свидетельствую, что мой визит под кровлю этой обители человеческого понимания наполняет и мою душу глубоким пониманием стремлений моих гостеприимных хозяев.
Я уношу с собой прочные чувства любви и сочувствия".           
Там же, стр.22

25 декабря
Письмо Г.Карпову заместителя наркома иностранных дел
В. Деканозова:
"Успехи митрополита Николая Крутицкого вовсе не закреплены и могут быть легко разрушены. Тов. Богомолов (посол во Франции) считает, что следует поспешить с присылкой в Париж постоянных представителей Московской патриархии и закрепить первоначальные успехи Николая, иначе англо-американцы захватят заграничные православные организации в свои руки и обратят их в орудие борьбы против нас".   ГАРФ, ф. 6991, оп. 1, д. 65, л. 452.  
В.Гамартели. Летопись.

Митр. Евлогий дважды обращался к Вселенскому патриарху за разрешением вернуться под юрисдикцию Москвы, но ответа не последовало. Поэтому до конца жизни он оставался в зависимости от Константинополя и назывался также экзархом Вселенского патриарха.  
Евлогий. Путь моей жизни.

1945

Оценка протоиереем
Иоанном Мейендорфом политики Московской Патриархии:
"Патриарх Сергий не дожил до полноты торжества своей "линии", но не даром – опять же символически – Поместный собор 1945 г., избравший патриарха Алексия, собрался в храме Воскресения в Москве: как в 380 году в Константинополе св. Григорий Богослов в своей церкви Воскресения провозглашал победу Православия после шестидесяти лет арианских cмyт, так Русская Церковь торжествовала над обновленчеством.

Но опять же, цена за победу была дорога: Церковь все же была "плененной". С 1927 и 1931 годов от нее "отмежевались" главные заграничные епархии: Западно-Европейская и Американская, отказавшиеся от абсурдного и формально невозможного для них требования" лояльности" советской власти.

(Подстрочное примеч.
прот. И.М.:
Так называемый "Карловацкий Синод" отделился уже в 1923 г. при патриархе Тихоне, отказавшись от чисто церковного требования патриарха придерживаться "аполитичности", и провозгласил нерушимость династии Романовых. Патриарх Тихон закрыл Карловацкое Церковное Управление (Указ N 348 от 5 мая 1920 г.) и передал власть за границей митрополиту Евлогию (Западная Европа) и Платону (Америка). "Карловац:кий" Синод все же продолжал сущecтвoвать отчасти из-за попустительства митр. Евлогия, надеявшегося на общее примирение враждующих церковных групп).

Будучи теперь "на виду" у мира, Московская Патриархия стала усердно поддерживать в международных отношениях позиции сталинской политики. Как хорошо показано в книге американского историка Вильяма Флечера (вообще настроенного благоприятно к митрополиту Сергию), "Сергиевская" линия привела к тому, что Церковь должна была постоянно искать новых и новых доказательств своей
полезности (подч. в тексте - Л.Р.) Советскому государству, чтобы этим избежать ликвидации, а иногда и добиться открытия новых храмов.

Тонкая духовно-богословская мысль Местоблюстителя Сергия, сформировавшаяся в страшныe годы, когда нужно было думать, как дожить до завтрашнего дня, вряд ли предвидела открытую и тяжеловесную поддержку Советской политике со cтopoны представителей Патриархии, ставшую нормой в сороковые и пятидесятые годы. Но все же этой ценой покупалась возможность богослужения в тысячах храмов, проповедь Слова Божия миллионам людей и воссоздание дyxoвных школ.

Безразличныe к заграничным заявлениям архиереев, толпы народа снова имели доступ к таинствам, к древнему, законному, подлинному, каноническому Православию. В рядах епископата, духовенства и профессуры дyxoвных школ находили место бывшие исповедники веры (например, митрополит Куйбышевский Мануил Лемешевский, пробывший в тюрьмах более двадцати лет). Все понимали, что при Cталине другая церковная "линия" немыслима".
Прот. Иоанн Мейендорф, Православuе в современном мире, Нъю-Йорк, 1981, стр. 195

Катакомбная Церковь после войны.
М.Шкаровский:
Крупнейший центр иосифлянского движения – Ленинград – утратил после окончания войны подобное значение для ИПЦ. Сказались особенно жестокие репрессии, усиленный контроль за религиозной жизнью «северной столицы» и массовая смертность в Ленинграде и пригородах в период блокады. Население «города на Неве» по сравнению с довоенным существенно обновилось, однако полностью искоренить катакомбные общины в нем властям не удалось. Большую группу сторонников ИПЦ возглавлял освобожденный в 1955 г. из лагеря упоминавшийся протоиерей Михаил Рождественский – брат канонизированного Зарубежной Русской Церковью новомученика о.Измаила Рождественского. В 1957 г. он поселился в Брянской области, но продолжал окормлять свою паству в Ленинграде. В 1962 г. о.Михаил снова подвергся аресту. Скончался он 10 сентября 1988 г. и на несколько лет его община осталась без священника. В Ленинградской епархии служили и два последних иосифлянских архиерея: епископ Роман (Руперт), умерший в 1964 г. и епископ Модест (Васильков), скончавшийся в 1971 г. Из 28 тайных архиереев иосифлянского поставления подавляющее большинство погибло еще в 1930-1940-е гг. и лишь двое указанных дожили до 1960-х гг..
 
В Ленинграде после войны было три основных места поклонения сторонников ИПЦ – захоронения святых Иоанна Кронштадтского, Ксении Петербургской и большой мозаичный образ распятого Христа на стене знаменитого храма Воскресения Христова. В конце 1940-х – 1950-е гг. к ним постоянно совершалось паломничество, нередко из отдаленных мест России и зарубежья. В антирелигиозной книге 1962 г. издания признавалось существование последователей ИПЦ, «организованной» митр. Иосифом (Петровых) и подчеркивалось: «Примером наглого и беззастенчивого нарушения советского законодательства является организация паломничества верующих к бывшей церкви «Спаса на крови». Указывалось, что возле образа Христа появились горшочки с живыми цветами, на гвоздиках и выступах – расшитые полотенца и яркие ленты. Постоянно стоявшие там женщины рассказывали о чудесах, знамениях и случаях, происходивших у «Христа распятого», в том числе о «стонах убиенных». А в одну из Пасхальных заутрень вокруг здания храма был устроен крестный ход с зажженными свечами и пением Пасхальных тропарей. В срочном порядке в соборе начали реставрацию, его покрыли лесами, обнесли глухим высоким забором, который убрали лишь недавно.
 
Деятельность нескольких десятков, а возможно и сотен бывших иосифлянских общин, влившихся в Катакомбную Церковь под названием ИПЦ прослеживается до 1970-х гг. Причем нередко она выходила за границы прежнего ареала распространения, в основном в восточном и южном направлениях (перемещаясь в места ссылок, депортаций и т.п.). Так, в февральской 1961 г. докладной записке Управления КГБ по Карагандинской области в ЦК КПСС обращалось внимание на активизацию ИПЦ с середины 1950-х гг. В августе-сентябре 1956 г. в г.Темиртау и трех районах Караганды были организованы общественные суды над 41 «активистом», в том числе 6 руководителями групп. Больше половины из них были приговорены к выселению из области на 5 лет. Некоторые члены общин были лишены родительских прав. Алма-Атинская киностудия сняла специальный агитационный фильм «Душа из мрака». Однако и в начале 1960-х гг. деятельность нелегальных групп ИПЦ в 5 рабочих поселках и г.Темиртау общей численностью более 250 человек продолжалась. Возглавлял их отбывший срок заключения известный «буевец» архимандрит Александр (Филиппенко). Несмотря на репрессии существовали тайные монашеские женские общины, молитвенные дома. Довольно крупный подпольный монастырь имелся на станции Металлургической. «Истинно-православные» уклонились от переписи 1959 г., отказывались от получения советских документов, службы в армии, участия в общественной жизни. Они имели связи с подпольем ИПЦ в Тамбовской, Харьковской и Горьковской областях. В сентябре 1960 г. по карагандинским общинам органами госбезопасности был нанесен сильнейший удар – практически все их руководители оказались арестованы.
 
… Те иосифлянскле общины, которые после окончания войны окончательно влились в Катакомбную Церковь, существовавшую уже более двух десятилетий, постепенно все больше теряли свою обособленность. Все былые разногласия со временем сглаживались, исчезали. Еще в 1937 г. был расстрелян в Магнитогорской тюрьме Патриарший Местоблюститель митр.Петр (Полянский) и вопрос о пр..знании его главой Церкви стал абстрактным. Ушли из жизни в 1930-е гг. основные руководители иосифлян. Легальная деятельность стала полностью невозможной и соответственно ужесточилась позиция последователей ИПЦ по отношению к выполнению государственных законов, к Московской Патриархии, храмы которой стали называться «капищами антихриста». "Хотя бывшие иосифляне никогда не доходили до таких крайностей, как значительная часть ИПЦ": «молчальничество», принятие обета безбрачия, отказ от употребления в пищу еды, изготовленной после 1959 г. и т.п.
 
Таким образом, хронологическими рамками иосифлянства являются 1927 - середина 1940-х гг., в то время как Катакомбная Церковь смогла просуществовать до наших дней и получила в последние годы возможность легализовать свою деятельность.
М.Шкаровский. Православие при социализме. Государственно-церковные отношения в СССР в 1939-1964 гг.
 
 
    Александр Осипов, профессор-протоиерей, инспектор Ленинградской Духовной Академии, в 1959 году публично отрекшийся от веры и Церкви – воспоминания о Патриархе Алексии (Симанском).
Автор публикации старший научный сотрудник Института философии РАН
Анатолий Черняев об Александре Осипове и его мемуарах:

8 ноября (27 октября по старому стилю) с.г. (2012 – Л.Р.) исполняется 135 лет со дня рождения Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского; 1877–1970). Весьма интересные воспоминания о нем принадлежат перу Александра Осипова (1911–1967), который в течение более чем десятилетия (с 1945 по 1956) регулярно виделся с Патриархом как на официальных церковных мероприятиях, так и в узком кругу избранных, приглашавшихся на патриаршую трапезу в рабочей резиденции Патриархии в Чистом переулке, где велись достаточно откровенные разговоры. Такая эксклюзивность обусловлена тем, что в этот период Осипов принадлежал к церковной номенклатуре: был протоиереем, профессором и инспектором Ленинградской духовной академии и даже около года исполнял обязанности ректора. В конце 1959 года Осипов публично отрекся от Церкви и затем работал научным сотрудником в Музее истории религии и атеизма, а также занимался атеистической пропагандой (о его судьбе можно прочитать в "НГР" от 06.04.11).

Несмотря на то что книгу мемуаров "Мои архиереи" Осипов писал, уже будучи атеистом и активистом-антирелигиозником, ему нельзя отказать в корректности и стремлении к объективности. Автор отнюдь не преследует цель во что бы то ни стало заклеймить всех служителей Церкви – напротив, о многих из них он пишет с искренней симпатией и даже с возмущением опровергает порочащие их слухи, получившие распространение в самой церковной среде.

Отношение мемуариста к центральной фигуре повествования – Патриарху Алексию – неоднозначно. С одной стороны, Осипову явно не по душе стремление этого отпрыска дворянского рода превратить РПЦ в заповедник "старорежимного" быта, его барские замашки, попытки играть роль Патриарха – "великого государя" в стиле XVII века, его отношение к Сталину и многое другое. В то же время Осипов, безусловно, признает масштаб личности Алексия, высокий уровень его образования и культуры, его твердость и принципиальность.

Уникальные в своем роде воспоминания Осипова представляют собой ценный исторический источник. В них – яркие церковно-бытовые зарисовки и галерея колоритных портретов ряда иерархов РПЦ 1940–1950-х годов. Но Осипов не просто свидетель, он также истолкователь событий прошлого: будучи ученым, он стремится к их анализу и объяснению, останавливая внимание в первую очередь на явлениях, отражающих важные тенденции. Поэтому из лаконичного осиповского рассказа о Патриархе Алексии мы узнаем немало существенного. В частности, именно благодаря этому Патриарху укоренились такие характерные явления церковной жизни последних десятилетий, как культ митрополита Филарета (Дроздова), стиль управления РПЦ как некоей семейной вотчиной, упорное выстраивание "монархической" вертикали церковной власти в ущерб демократическому соборному началу, засилье "черного духовенства", стремление привлечь людей в храмы более частыми и доходчивыми проповедями и общенародным пением акафистов.

Над книгой "Мои архиереи" Осипов работал в самом конце жизни. Отдельные части текста были напечатаны в 1969 году в журнале "Наука и религия". Предлагаемые фрагменты воспоминаний о Патриархе Алексии публикуются впервые (по оригиналу из архива А.А.Осипова в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. Фонд 1152, № 514). Публикация подготовлена старшим научным сотрудником Института философии РАН Анатолием ЧЕРНЯЕВЫМ.

Выдержки из воспоминаний Александра Осипова Анатолий Черняев, "НГ-РЕЛИГИИ", 7 ноября 2012 г
 
О Патриархе церковниками написано бесконечно много. "Журнал Московской Патриархии" из номера в номер занят его рекламой, раболепным восхвалением, воспеванием его действительных и мнимых заслуг и достоинств... Да, он представитель старой родовой знати. Дворянин и аристократ до мозга костей. Да, он очень образован: два высших – светское юридическое и духовная академия – учебных заведения. Да, он блестяще знает ряд иностранных языков – для той среды, из которой он вышел, это было почти нормой. Да, он фанатически верующий человек. Да, он мужественен и смел – провел в Ленинграде всю блокаду, служил зимой в храмах с разбитыми окнами, был под обстрелами и даже почти голодал, но паствы своей не покинул.

На служение Церкви и на карьеру в Церкви ставку сделал рано и решительно. Еще в духовной академии принял монашество – как бы дал заявку на архиерейство. Потом было быстрое восхождение (подпирала знатность его рода!) – инспектор семинарии, ректор, архимандрит, епископ. Войну встретил как митрополит Ленинградский и Новгородский. В этой последней должности я видел его совсем немного – в январе-феврале 1945 года, когда с епископом Павлом (Дмитровским) и протоиереем Иоанном Богоявленским прибыл из Таллина на Поместный Собор РПЦ для выборов нового Патриарха взамен скончавшегося Сергия (Страгородского).

Был он тогда на первых заседаниях Собора собран и сосредоточен, немногословен и весь как бы ушедший в себя в канун исполнения самых ярких мечтаний, какие только могли у него быть на церковном пути. Он уже знал, что завтра-послезавтра он – Патриарх всея Руси. Ведь перед Собором келейно было решено нарушить древние традиции и не рисковать, не полагаться на выбор "благодати Святого Духа"... А вот когда на этот Собор прилетел архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) – знаменитый автор "Очерков гнойной хирургии", мистик-неокантианец, и спросил у протопресвитера Николая Колчицкого ("министра внутренних дел" Церкви):

– Из кого же будем выбирать?

Колчицкий ответил: – А мы уже выбрали...

– Позвольте! Позвольте, отец протопресвитер! А как же воля благодати свыше?

– Ну, Ваше преосвященство, какая тут воля, мы же с вами не дети!..

Да, такой разговор был! Мне передал его один из случайно слышавших деятелей Церкви. Да, на Соборе господствовала воля человеческая. Воля И.В.Сталина дала РПЦ новый устав ("Положение о РПЦ"), которым отменялись ленинские наметки максимально демократического построения приходской жизни Церкви и вводилось старое монархическое церковное право. Воля правящей клики РПЦ выбрала заранее единственного кандидата в Патриархи, обработала церковное общественное мнение и инсценировала (очень пышно и очень фальшиво) патриаршие выборы и последующую интронизацию.

После окончания Собора с нашим эстонским епископом Павлом случился инфаркт и он был отвезен в Институт имени Склифосовского. В связи с этим я на несколько дней задержался в Патриархии. Потом как секретарю эстонского епархиального управления мне в 1945 и 1946 году еще два раза приходилось побывать в Патриархии в командировках. С этих трех пребываний в Патриархии началось мое знакомство с Алексием-Патриархом. Оно длилось затем особенно активно по 1956 год включительно. После же этого в 1957–1959 встречи были случайные и единичные. [Вот] какие впечатления сложились у меня в этот период о Патриархе.


Общеизвестно, что Патриарх был и остается чрезвычайно импозантным и красивым мужчиной. Даже когда ему исполнилось полных 90 лет. В первые же годы после интронизации красота его прямо-таки била в глаза. И он осознавал ее и поддерживал ее. Часто и старательно расчесывал свои волнистые волосы и бороду, успевая бросить на себя взгляд в зеркало. Это сказывалось и на его одежде – он ходил в кокетливой греческой шелковой рясе, очень короткой, из-под которой виден был не менее импозантный подрясник. Рукава рясы были таковы, что, когда Патриарх поднимал руку, создавалось впечатление окрыленности. Правда, крылья получались не столько ангельские, сколько летучей мыши или Демона в "Демоне" [опера А.Г.Рубинштейна].

Его лицо с огромными глазами, о каких принято говорить: "бархатные", всегда носило маску величавости, спокойствия и легкой иронии свысока. Он был остроумен, но позволял себе
проявить природную смешливость лишь в обществе, которое считал равным себе. А язвительным бывал очень. Помню, как он в Елоховском соборе в алтаре, сидя в кресле после причащения духовенства, высмеивал протодьякона за то, что у него был выбритый подбородок. Высмеивал как-то радостно-зло при всем множестве духовенства.

Патриарх очень большое значение придавал внешним аксессуарам. Этому способствовали его взгляды на достоинство и дело Патриарха и историю Церкви. В 1948 году он любил повторять, что его идеалом является сильная Церковь XVI–XVII веков с Патриархом – "великим государем". Вообще все взгляды его в то время были обращены назад. Он чтил архиереев и духовенство старой школы. Именно их выдвигал на все посты. К молодежи относился настороженно. Наиболее влиятельным человеком возле него был Даниил Остапов или, как все звали его за спиной, Данилушка, из семьи бывших лакеев дворян Симанских. Этот тип стал "министром финансов" Патриархии. Перед ним пресмыкались даже митрополиты. А за спиной его кипела лютая ненависть к нему. И самое бытие его при Патриархе (как некогда Распутина при царе) роняло и унижало в глазах многих самого Патриарха.

Близкие к Патриарху люди не раз рассказывали мне, что он лелеет мечту о создании "русского Ватикана". И действительно, особняк Патриархии в Чистом переулке превратился в подобие церковной сокровищницы. Дорогие картины на религиозные сюжеты на стенах. Дорогие подношения Патриарху в официальных и личных покоях. Серебро и золото. Каменья. Приглушенные голоса челяди. За полуинтимными обедами с удостоившимися приглашения немногими лицами царил этикет. Строгий регламент вин и коньяков. Стол без мяса, но осетрину и белугу давали на палочках, сформированной под курячью ногу в бумажных "штанишках"... Строгое соблюдение постов, вплоть до сухоядения. Разговор, только если заговорит и начнет его сам Святейший. Собеседник он был живой и остроумный. Правда, и тут проскальзывали старорежимные взгляды Святейшего. Помню, как он высмеивал звучание церковных возгласов на "хохлацкой мове", как язвительно проходился насчет "еврейчиков-жидков", как попадало армянам.

Вокруг Святейшего кипела борьба. За место под солнцем и ближе к солнцу. За знаки внимания и подачки. Патриарх знал и понимал, что это все есть. Но с сибаритством большого барина стоял над всей этой мышиной возней, как бы раз и навсегда решив не вмешиваться в "дела лакейской". Тем не менее наиболее ловкие умели до него доходить, умели топить врагов и достигать своих целей.

Была еще у Святейшего дача-резиденция в бывшем имении бояр Колычевых в Переделкино, была дача-резиденция у моря в Одессе. Но главное, была Троице-Сергиева лавра. Вот где Святейший чувствовал себя тем, кем мечтал быть – Патриархом – "великим государем" XVII века. Здесь была армия клевретов-монахов, вторая – студентов и семинаристов. Тут был с помощью палешан восстановлен и действовал тронный зал – огромная сводчатая палата, напоминавшая зал большого теремного дворца в Кремле, с настоящим троном на возвышении в глубине ее. Я был [там] на двух приемах глав иностранных Православных Церквей. Это были настоящие спектакли на исторические темы.

При Московской духовной академии был устроен церковно-археологический кабинет. В него Патриарх передавал подношения себе. И он незаметно превратился в некое подобие "музея подарков Сталину", который существовал в свое время в Москве... Вообще, следует прямо сказать – Сталин Патриарху импонировал. Он сам сторонник сильной централизованной монархически организованной Церкви с руководителем непререкаемого авторитета и видел в нем государственный "пандан" себе и своим идеалам.

Эта же великодержавность соблюдалась и в решениях Патриарха. Бывало, что Патриарх начертывал явно ошибочную, вредную резолюцию. [Но] во имя сохранения его реноме, его авторитета она не могла быть отменена. Личный авторитет Патриарха, его "непогрешимость" были явно поставлены выше интересов и пользы той самой Церкви, во имя которой Патриарх якобы и бережет так этот свой авторитет. Приблизительно с 1956 года, когда возраст Патриарха подошел к 80 годам, окружение его стало замечать, что он все чаще забывает собственные слова, не помнит своих же решений и распоряжений. Пришлось вести тонкую дипломатию, чтобы на этой почве не возникало нелепых ляпсусов.

В нем было много от помещика прошлого века, дореформенной эпохи, когда барин считал, что его дело травить зайцев, а управляющего – думать об овсе и навозе, оброках и пахоте. Патриарх любил, когда дела доходили до него в состоянии предрезолютном, когда оставалось их бегло просмотреть и "подмахнуть".

Вне современности он был и в области взглядов на досуг человеческий. Кино, театры и прочее, а по существу, и "светское" чтение, считал для духовенства запретным и противопоказанным. Однако жизнь властно отвергала его запреты. Отцы в подавляющем большинстве в кино, а то и в театры ходили. С появлением телевизоров Патриарх, как ему казалось, нашел выход из ситуации: "У вас есть телевизоры. Смотрите хоть балеты. Но людей хождением по зрелищным местам не смущайте".


Одной из характернейших особенностей Патриарха было предпочтение всегда и во всем монахов белому духовенству. Мало того, само белое духовенство представлялось ему идеальным только в случае его максимального приближения к монашеским идеалам – замкнутая жизнь пастырской семьи, удаление от мира и его развлечений и радостей и лишь как скидка на необходимость жить не в монастыре, а среди мирян, чтобы обслуживать их – разрешение на брачную жизнь и семью.

В личной жизни Патриарх иногда умел подчеркнуть (очень театрально и показательно) свое собственное "монашеское смирение", когда из Лавры в посту приезжал его духовник – простой грубоватый немудрящий иеромонах в грубой монастырской рясе, убийственно контрастировавший с роскошными туалетами самого первоиерарха.

Было бы несправедливостью не сказать [о том], что он смотрел на сегодняшний день и пытался укреплять в нем позиции Церкви. В этом отношении характерны его попытки пропагандировать общенародное пение (хотя прежде это было прерогативой сектантских молений), ибо "тот, кто слушает, только присутствует в храме, а тот, кто сам поет – участвует. А от участия труднее отрываются, чем от простого присутствия".

Характерно желание Патриарха упорядочить церковное пение в смысле преодоления "оперности", внедрившейся в последние десятилетия, и возрождения древних распевов как более доходчивых и душевных. "Оперу сейчас по трансляции в каждом колхозе слушают, а вы дайте людям то, что они нигде больше не услышат и чтоб за душу брало". Патриарх отчетливо понимал силу эмоций и эмоционального воздействия. Отсюда его борьба за благолепие в храмах, за древние "пошибы" иконописи, за внешность духовенства. Отсюда насаждение акафистов.


Он трезво оценивал воздействие пастырского слова. Отсюда требование распространить короткие поучения на все требы, на которых бывают и люди, обычно не посещающие церкви. Отсюда требования, чтобы рядовое богослужение было интимнее (меньше электрического блеска, больше мерцания лампад и свечей, полумрака, "сурдинки"), большие праздники пышнее и торжественнее, а архиерейские службы – помпезнее. Чтобы люди чувствовали и Церковь – нежную мать-утешительницу, и Церковь – силу, Церковь – вселенское православие!

Проводник великодержавной политики Церкви митрополит Филарет (Дроздов) был избран Патриархом себе в руководственный идеал. Ему Патриарх посвящал специальные послания, на него ориентировал учащихся духовных школ и духовенство. Он сам хотел бы быть хотя бы малым филаретиком. Но остался дворянским архиереем Алексием Симанским, со всеми сильными и отрицательными сторонами своего сословия, остался типичным представителем черного духовенства с его импозантностью и черствостью, "парением" над массой и уставно-каноническим, внешне-исполнительским служением религии. В истории РПЦ время Алексия составит, пожалуй, целую эпоху, он будет ее символом.